КЗЖ 1-2010

В.И. Мурашов

Историческая задача России – 
обретение эволюционно­национального смысла: от жизни «по понятиям» к понятию жизни
Особенность российского младенческого либерализма, снедаемого патологической страстью к собственности (так и хочется сказать, когда же ты наконец подавишься? В низости духа, а не в экономике – его  материальном проявлении, заключены все болезни России и мира), состоит в том, что он есть отрицание социализма (по своему, исторически неразвившемуся, понятию,  представляющему собой более конкретную форму  идеи свободы) без диалектического снятия, то есть преобразования и сохранения в себе последнего (однако, его материально­финансовую плоть и кровь элитные, креативные и прочие шкурники сняли). Поэтому, будучи особенным, эгоистически абстрактным моментом понятия свободы, либерализм (точнее представляющие и дискредитирующие его) вместо того, чтобы углубляться в совесть и восходить к нравственности – своей конкретной, субстанциальной всеобщности, проникает во все органы и функции социального организма, превращаясь в тотальность формальной свободы – лишь внешней границы свободы по «понятиям». 

       Дух человечества — эволюционная тяга планеты. От его состояния зависит качество мировых процессов.
      Ось современного мира — эгоцентризм духа, вокруг которого вращается технократическая цивилизация.
Масштаб и скорость ее материальной глобализации обратно пропорциональны происходящим в ней духовным процессам.
      Этот дисбаланс между телом и душой планетарного духа есть болезнь мира, вызов, брошенный эго-духом эволюции человечества, его земному и космическому назначению.
      Веление эволюции — овладеть человечеству абсолютным ресурсом жизни и создать новую ось социального
мира — культуру духа как творческое отражение божественности на земле.

Кризис и культура

Уважаемый читатель! Первая часть работы «Кризис и культура» заканчивается следующими словами: «Именно национальная идея культуры как высшая социально-экономическая, нравственно-правовая, общественно-государственная форма жизни народа в качестве идеала, частично воплощенного в социальную действительность, где мера его реализации пропорциональна мере здоровья государства, и должна стать субстанциальной основой, общенародным способом и универсальным творческим ресурсом-самоцелью антикризисной государственной политики».

Для постижения смысла сказанного и устранения препятствий, возникающих на этом пути, рассмотрим в общих чертах

Отражение глобального кризиса в локальном сознании

Существующее понимание при­­роды мирового кризиса прежде всего не затрагивает его имматериальной основы и сопровождается такими же делами по его преодолению. Панэкономизм с порабощенной полусознательным рынком волей неспособен проникнуть в корень социального хаоса и обуздать его. В ситуации кризиса сознания, воли и жизни возникает двуединый вопрос: чем понять, что надо делать и чем делать то, что необходимо?

Указание на системность кризиса ограничено профессиона­льно ограниченным сознанием.­ Между тем, как мы уже отмечали, кризис носит не только­ системно-экономический, но ду­ховно-­ма­териально-организа­цион­ный, т.е. тотальный, характер. Адекватным ему должны быть глобально-региональная антикризисная политика, субъект, средства и способы ее реализации.

Дезинтеграция жизни пронизала собой культуру и цивилизацию, а также и ее стихийно-природную среду. Глобальный кризис капиталистической системы есть вместе с тем кризис планетарного организма, самосоз­нательной формой которого является кризисное человечество. Поэтому системность кризиса сле­дует понимать не только количественно, но и качественно, как ми­ровую систему общественного бытия, противоречащую духовно и физически здоровой жизни, задерживающую ее эволюцию, а потому и подлежащую радикальному преобразованию, на что и должны быть направлены антикризисная политика и практика.

Но рыночный взгляд техно­экономократии не замечает широту и глубину духовной низости кризиса. Он упорно устремлен лишь на его следствия, с устранением которых сохраняются кризисные основы жизни, обрекаемой тем самым на периодические кризисы. В результате незаинтересованного, пренебрежительного отношения локального сознания к поиску внеэкономического источника глобального кризиса и универсального средства его преодоления кризис, как и мировые стихии, остается вне власти человечества.

Духовные причины кризиса­ так­же рассматриваются абстрактно­, поскольку нет конкретного пони­мания духовности как интеллек­туально-чувственно-волевого вы­ражения закономерности мате­риальной жизни в качестве ис­тины, красоты и свободы, су­ще­ствующих в виде, фундаментальной и прикладной науки, искусства и религии, экономических, нравственно-правовых и других институтов социума.

Следует особо отметить мысль о нравственном капитализме. Высказанная главой государства­ классического капитализма, эта мысль при всем ее субъективном, моральном благородстве объек­тивно не состоятельна. Нравственный капитализм — это деревянное железо, ибо нравственность, как высшая ступень свободы, не сводится ни к своей сознательно-волевой форме, ни к ее, в данном случае экономическому, содержанию, а представляет собой в действительности взаимоадекватное един­ство того и другого. Капиталистическая экономика по своему содержанию безнравственна, так как основана на эксплуатации труда капиталом и опосредована не высшей, а низшей формой свободы — юридическим пра­вом как формальной, а не реальной возможностью реализовать свое право на труд, следовательно, и на самое жизнь.

Нравственная, подлинно свободная экономика возможна только при условии нравственного ­способа производства, реально свободного от эксплуатации труда, сознательно-закономерных, а не полусознательно-рыночных, кри­зисных отношений. Вот что образует фундаментальную ос­нову бескризисной экономики, общественной жизни в целом. Вот в чем заключается смысл антикризисной политики. Вот на что должны быть направлены духовные и материальные средства ее осуществления, инновационные идеи, на­нотехнологии и модернизация.

Ни переход власти и собственности от одного класса к другому, ни революционные преобразования в способе производства, ни развитие производительных сил и повышение производительности труда на основе науки и высоких технологий сами по себе не смогут сделать труд нравственным, а общественное производство бескризисным, направленным на реализацию смысла жизни. И это потому, что указанные и другие социальные явления не самодостаточны, выступают средством по отношению к самоцели, не образуют субстанциальной, т.е. самоопределяющейся, нравственно-тру­довой основы, вос­­производя­щей себя и социальный мир в соответствии со своей эволюционной целью.

Болезнь и здоровье общественных отношений в конечном счете коренятся не в них самих, а в сознании, чувстве и воле людей, политическими, социально-экономическими и го­су­дарственно-правовыми формами выражения которых они являются. Их качество, социальная ценность и направленность определяются интеллектуально-нравственной развитостью их субстанциональных сил.

Обращение к совести мировой «элиты», одно лишь моральное совершенствование без сущностного преобразования эконо­мической системы капитализма,­ после которого он перестает быть таковым, окончательного выхода из кризиса не обеспечит. ­Равно как и коренные финансово-эко­номические преобразования без духовной ре­формации — социальная абстрак­ция, формальная сторона дела, также не решающая проблему кризиса. Для его преодоления необходимо кон­­кретное, внутренне-внешнее, ду­ховно-­экономическое и госу­дарственно-пра­вовое словом, то­тальное преобразование инди­видуально-об­щественной жизни­ в соответст­вии с ее назначением и состоянием культуры народа.

Нравственный капитализм воз­можен лишь в виде его исторической смерти и эволюционно-революционного рождения в новую жизнь. Будущий феномен социального феникса как старо-новой общественной системы — это процесс и результат, растянутый во времени. Порождающая его противоречивая причина, с одной стороны, — жизнеугрожающее разрастание глобализирующегося материального производства за счет деградации природы и человечества, отклонившегося от законов эволюции, с другой — прорастание из недр капитализма нового системо­об­разующего начала жизни.

Этот эволюционный принцип­ социального феникса, когда появится критическая масса его сознательно-волевых носителей, с необходимостью станет превращать себя из реальной возможности в действительность пу­тем творческой переработки­ породившей его системы, созида­тельного преодоления ее эко­но­­ми­ческо-правовых и государст­­вен­ных форм, противоречащих вос­ходящей социальной идее. Преодоление тотального кризиса возможно только через его тотальное превосходство.

Вместе с тем кризис выявил выдающиеся образцы мировой, особенно отечественной антикризисной мысли, невостребованной господствующим ныне локальным сознанием.

Абсолютный ресурс антикризисной политики

Конкурентоспособное развитие страны, ее подлинная модернизация как духовное, материальное, организационное и экологическое обновление всего со­циально-природного организма, самоотравленного в своем временном бессилии ядом либеральной свободы, обрете­ние национального самосознания­ и достоинства, реального суверенитета и сокрушающей врага обороноспособности невозможны­ без национального противоядия в ви­де собственной государственной идеи и порождаемых ею средств ее воплощения в действительность.

Для решения этих задач и осуществления исторической миссии России, начертанной на огненных скрижалях национальной идеи, где ее земное будущее существует уже в прошлом, недостаточно ни человеческого, ни финансово-экономического капи­тала в его сегодняшнем состоянии, ни самих по себе природных ресурсов.

Нужен дерзновенный прорыв к абсолютному ресурсу-самоцели, который, будучи в человеке его сверхчеловеческой сущностью, есть вместе с тем все во всем:

— вечная субстанция единой жизни и сама жизнь, организованная в беспредельный космос — абсолютный интеграл Бытия;

— творец, творчество и творение самого себя в виде природы и своего высшего образа — абсолютное второго порядка;

— человек, в процессе эволю­ции порождающий себя в своей абсолютной сущности и создающий свой социальный мир — культуру и цивилизацию.

Этим ресурсом-самоцелью, как сознательно-волевым синтезом всех мировых энергий, является дух в его сверхчеловеческих и человеческих состояниях и формах.

Историческая задача России — осознать неисчерпаемый источник своей жизненной силы, овладеть ею и творческой мощью объединенного духа преобразовать общественные отношения, организованные в семью, гражданское общество и государство в соответствии с ресурсом-самоцелью, который должен стать практически действующим самосознанием государственной антикризисной политики как динамического единства ее цели процесса средства способа и результата, универсальным критерием истинности и социальной допустимости всех явлений человеческой жизни, всех социальных идей, реформ и модернизаций.

Для этого из природы единоразличенного духа, его эволюционного назначения и национальной формы проявления в виде исторически определенного духа народа необходимо вывести:

— его логически реальную структуру — универсальную скрепу всех ноуменов и феноменов трансфизического и пространственно-временного мира, в соответствии с которой должна выстраиваться структура деятельности человеческого духа, его интеллектуально-чувственно-во­левых определений и социальных явлений: экономики, права, государства — словом, всех составляющих социального организма, сохраняющегося в результате этого от материального распада и духовного разложения;

— смысл человеческой жизни, с утратой которого власть, собственность, рынок, экономика, другие средства жизни превращаются в самоцель, а больное государство входит в череду кризиса и в конечном счете самоуничтожается;

— способы овладения абсолютным ресурсом в соответствии с его универсальной природой и национальными особенностями в целях преобразования субстанции второго порядка — духа народа, который воспроизводит­ адекватную себе общественную­ жизнь и, в свою очередь, са­­мовоспроизводится благодаря ­со­­з­нательно-волевому единству со своей абсолютной субстан­цией­ и закономерной, бескризисной жизнедеятельности государства — исторически-конкретной фор­мы своего национального бытия. Степень интеллектуально-сердечно-волевого соответствия духа народа своей сущности ­прямо пропорциональна степени раз­витости научно-техничес­ких, социально-экономических, ­нрав­ственно-правовых, художественных, религиозных и других ­составляющих государства, его здо­ровья, свободы и могущест­ва.

Вот почему дух народа, объединенный с единым духом, есть абсолютный ресурс антикризисной политики, но лишь при условии, если:

— это единство носит целенаправленный характер, так как со стороны своей стихийной природы формы духа-беспредельности вечно едины;

— существенным содержанием духа народа будет социальная идея как национальная форма абсолютного ресурса-самоцели;

— действительностью национальной идеи станет адекватное ей государство как систематически развернутый в социально-экономический и нравственно-правовой организм дух народа.

Все до сих пор сказанное означает, что абсолютным ресурсом антикризисной политики в действительности является государство — субъект-объект кризиса и антикризиса. Его существенным содержанием, идущим на смену духовного и профессионального убожества кризисной социальной идеи, выступает новая форма (аспект) исторически развивающейся национальной идеи — земного отражения небесной России, названная мною национально-государственной идеей духовно-нравственной и здоровой жизни или сокращенно — идеей культуры жизни.

Именно ее, когда исполнится время, предстоит воплотить в государство как разумно и свободно организованную жизнь каждого и всех. Приступить к этому нужно как можно скорее, не теряя исторического времени на созидание либерального будущего, представленного глобально обанкротившимся настоящим.

С точки зрения философского взгляда на рассматриваемую проблему подлинной причиной кризисного состояния государства, а не только его материальной составляющей — экономики является кризис духа народа, его противоречие единому духу, своему национально-эволюционному назначению и нарушение тем самым законов надземного и земного, космического и социального бытия. Именно поэтому научное постижение и практическое использование абсолютного ресурса-самоцели, целенаправленная реализация его нацио­нальной мысле-формы — социальной идеи духовно-нрав­ственной и здоровой (культурной) жизни в виде государства есть общенародное средство преодоления идеи вульгарной свободы и выхода из кризиса.

Располагает ли сегодня Россия таким ресурсом? Потенциально — да, актуально — не в должной мере. Сам дух нации, ввергающий себя в кризис, в своем современном состоянии является собственным препятствием на пути к самосознанию и само­реализации в соответствии со своим национально-историческим смыс­лом.

Для выхода из кризиса, развития и качественного обновления России нужна культура духа народа как национальная форма существования единого духа, которая по своему понятию и есть абсолютный ресурс антикризисной политики, подлинная основа человеческой жизни и сама жизнь, организованная в государство.

Чтобы понять природу абсолютного ресурса в виде государства, нам следует вначале рассмотреть интеллектуальную субстанцию культуры триединого духа — культуру мышления. Затем — культуру чувства. И наконец, — культуру воли как культуру духа в его божественно-человеческой целостности.

 (Продолжение следует)

Культура
здоровой
жизни - 6, 2014
КЗЖ - 4, 2014
КЗЖ - 1, 2014
КЗЖ - 4, 2013
КЗЖ - 3, 2013
КЗЖ - 5, 2012
КЗЖ - 3, 2012
КЗЖ - 1, 2012
КЗЖ - 6, 2011
КЗЖ - 4, 2011
КЗЖ - 2, 2011
КЗЖ - 1, 2011
КЗЖ - 3, 2010
КЗЖ - 2, 2010
КЗЖ - 1, 2010
КЗЖ - 2, 2009
КЗЖ - 1, 2009
КЗЖ - 3, 2008
КЗЖ - 1, 2008
КЗЖ - 4, 2007
КЗЖ - 4, 2006
КЗЖ - 2, 2006