КЗЖ 3-2010

В.И. Мурашов

Историческая задача России – 
обретение эволюционно­национального смысла: от жизни «по понятиям» к понятию жизни
Особенность российского младенческого либерализма, снедаемого патологической страстью к собственности (так и хочется сказать, когда же ты наконец подавишься? В низости духа, а не в экономике – его  материальном проявлении, заключены все болезни России и мира), состоит в том, что он есть отрицание социализма (по своему, исторически неразвившемуся, понятию,  представляющему собой более конкретную форму  идеи свободы) без диалектического снятия, то есть преобразования и сохранения в себе последнего (однако, его материально­финансовую плоть и кровь элитные, креативные и прочие шкурники сняли). Поэтому, будучи особенным, эгоистически абстрактным моментом понятия свободы, либерализм (точнее представляющие и дискредитирующие его) вместо того, чтобы углубляться в совесть и восходить к нравственности – своей конкретной, субстанциальной всеобщности, проникает во все органы и функции социального организма, превращаясь в тотальность формальной свободы – лишь внешней границы свободы по «понятиям». 

       Дух человечества — эволюционная тяга планеты. От его состояния зависит качество мировых процессов.
      Ось современного мира — эгоцентризм духа, вокруг которого вращается технократическая цивилизация.
Масштаб и скорость ее материальной глобализации обратно пропорциональны происходящим в ней духовным процессам.
      Этот дисбаланс между телом и душой планетарного духа есть болезнь мира, вызов, брошенный эго-духом эволюции человечества, его земному и космическому назначению.
      Веление эволюции — овладеть человечеству абсолютным ресурсом жизни и создать новую ось социального
мира — культуру духа как творческое отражение божественности на земле.

Кризис и культура

КЗЖ 3-2010

Уважаемый читатель! Третью часть этой работы мы закончили словами: «Абсолютным принципом всяческого мышления является «я» — органическое единство мыслящего, мыслимого и мысли, которое нам и предстоит рассмотреть в следующей публикации». Прежде чем приступить к изложению понятия «я» — ключа к истине, ее логической структуре, присущей всему подлинному, необходимо еще раз коснуться практического значения самосознательной истины в форме культуры духа — тотального, сверхчеловечески-человеческого ресурса-самоцели жизни, содержащего в себе и порождающего из себя социальный мир — культуру и цивилизацию. Без постижения истины жизни, современное состояние которой можно охарактеризовать как истины лишенной, повышение ее качества, а значит, и осуществление смысла модернизации страны принципиально невозможно.

Культура мышления

Мысль о том, что человеческая жизнь как наивысшая ценность на шкале космически-социальных ценностей возможна в своей эво­люционно-исторической полноте только через истину, приводит к пониманию абсолютного значения последней в жизни человека, семьи общества и государства.
Но истина не дана человечес­кому духу в готовом виде, а представляет собой продукт его ­собственного тяжелейшего труда, адек­ват­ного объективной логике­ природного и духовного мира, ус­воения исторически развивающегося знания.
Вот почему не просто дух, а культура духа, как интеллектуально-чув­ственно-волевое выражение за­ко­нов жизни в качестве истины, красоты и свободы, есть абсолютное условие человеческой жизни, сама жизнь в ее эволюционной полноте.
Вот почему культура духа, как творческая основа и способ эффективного использования всех человеческих и природных ресурсов, имеет решающее практическое значение в жизни дезинтегрированной России, во многом утратившей культуру мышления, чувства и воли, а вместе с ней и эволюционно-национальную цель своего развития.
Вот почему культура мышления — всеобщая основа культуры духа, как понятийная логика истины, должна стать интеллектуальной субстанцией человеческого капитала, гуманитарных и естественных наук, государственной политики и практики жизни, научным критерием истинности общественного труда и воспроизводимого им социального организма.
Для этого культура мышления как логика истины, универсальная производительная сила, должна выйти за академические рамки и превратиться в массовое интеллектуальное орудие практи­ческо­го преобразования общест­венной жиз­ни в соответствии с ее истиной.
Двуединая цель работы «Кризис и культура» — выявление фундаментальной причины глобального кризиса жизни, по отношению к которому финансово-экономический кризис — его производная составляющая и теоретическое (практическое есть дело государства) превращение первопричины кризиса в ее противоположность. Этой причиной причин является антикультура человеческого духа, историческая мера которой пропорциональна масштабу кризиса планетарной цивилизации, ее региональных социумов, в частности России.
Антикультура духа, как самопораженная невежеством, безобра­зием и произволом субстанция-субъект социальной жизни, в силу самоопределяющейся природы со­знательно-волевым усилием власти и общества способна (вопрос, при каких условиях и когда) преобразовать себя в культуру мыслящего, чувствующего и практически действующего духа — творческую силу переработки кризиса в духовно-нрав­ственную и здоровую жизнь. Для этого необходимо, прежде всего, овладеть культурой мышления, по отношению к которому чувство и воля — его видоизменения, содержащие в себе свою родовую основу.
Назначение культуры мышления — выработка истины, чувственная и волевая форма выражения которой красота и свобода, составляющие в своем различенном единстве культуру духа народа, самопревращающуюся в культуру жизни.
Наивысшая практичность истины, неотторжимой от красоты и свободы, заключается не только в адекватном познании законов жизни, но и в ее созидании творческой силой самой истины, выступающей в форме философии и системы наук — знания, государственной политики и общественного труда — практики, искусства и религии.
Сам кризис, тотальный характер которого обусловлен деградацией культуры духа; невозможность материальными ресурсами заменить отсутствие знания смысла и подлинной основы общественного бытия, воспроизводящей себя и в соответствии со своей духовной зрелостью — социум; суетные, мелочные, заранее обреченные на провал попытки непрерывного реформирования внешних общественных отношений без кардинального реформирования внутреннего источника их порождающего; неспособность абстрактно-рыночного ма­ни-сознания понять жизненную ценность духовной реальности, а также другие состояния-явления интеллектуально и нравственно опустившегося духа, плюс эволюционная необходимость самосохранения и развития человеческой жизни в соответствии со своим назначением; неизбежность воплощения архетипа национальной идеи России, несмотря на мамонизацию ее самопровозглашенной элиты, — все это призывает дух нации проявить волю к теоретическому и практическому овладению истиной.
Абсолютный прагматизм истины духа-труда состоит в том, что он производит и расширенно воспроизводит абсолютную ценность — истину жизни или социальную действительность. Не все в жизни действительно, а только то, что истинно. Социальное явление, лишенное своей сущности, не образует действительности, а есть существование, противоречащее своему назначению, болезнь и в конечном счете самоуничтожение.
Вот почему спасение России не в научно-технических феноменах, не в электронном обществе и правительстве, не в рыночной экономике, которая есть мозг, сердце и желудок либеральной идеи, а прежде всего в познании, признании и реализации властью и обществом национально-исторической истины жизни как развивающегося единства сверхчувственной сущности и ее пространственно-времен­ного ­существования. Именно истина духа должна сознательно соединить жизнь и ее смысл, философию — универсальную ос­нову фундаментальных и прикладных наук, инновационных технологий и социальной практики, власть — практическое самосознание жизни нации и труд — разумно-нравственную деятельность как реализующуюся истину жизни, организованную в государство — общенародный субъект-объект преодоления кризиса, модернизации и развития России. Наивно? Прагматично!
Какова доля истины в жизни современной России или степень ее действительности, а также мера, которой можно измерить истинность самой истины, и способен ли дух нации, ввергнувший в кризис самого себя и созданный им социальный мир, без самообновления в соответствии со своей истиной, вырабатывать и решать актуальные государственные задачи? Вот основной триединый вопрос, стоящий перед властью и обществом и предваряющий все политические, научно-технические, социально-эко­номические и государственно-пра­вовые начинания в деле модернизации страны, а также и свою собственную электронизацию.
Инновационная Россия воз­можна только через инновационный дух народа, его логико-эсте­тическую и этическую культу­ру, через истину, красоту и морально-нравственную свободу, сохраняющую от саморазложения свою духовно недоразвитую форму — право и его материальный субстрат — экономику, через подлинный труд (а не бизнес) всего трудоспособного населения на основе национальной идеи духовно-нравственной и здоровой жизни.
Но абстрактно мыслящий дух так не считает. Решение им же созданных проблем, развитие свободы и демократии он видит в экспансии высоких технологий и рыночной экономики, свободной от самой свободы, организованной в государство, материальной составляющей которого является вульгарно свободная, с помутненным сознанием и зачаточной совестью рыночно-кризисная экономика. Последняя опосредована адекватной себе правовой формой, равнодушной как к человеческим страданиям, так и к мерзостям, вытворяемым юридически правовым, но аморально-безнравственным ду­хом в рамках формального права и абстрактной справедливости, ибо что законодательно не запрещено, то дозволено.
И вот на этой духовно гнилой основе, не удерживающейся на самой себе, логически нецелостный и нравственно опустошенный дух российского либерализма собирается построить свободное, демократическое общество свободных людей без необходимой для этого внутренней и внешней культуры духа. Но разве путь к истинной свободе — полноте жизни заповедан через Интернет, нанотехнологии, торгово-развлекательные центры и сплошной базар? Разве Тот, Кто Сам есть путь, истина и жизнь, не сказал: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоан.8.32).
Чтобы убедиться в абсолютной практичности логической истины и выработать тем самым серьезное отношение к постижению ее ре­аль­но-идеальной, конкретной при­роды, нужно составить предварительное представление об истине, которое в дальнейшем должно предстать перед разумом в образе рождающейся из самой себя логически саморазвернутой идеи.
С формальной стороны истина — это отношение между содержанием и формой предмета, реальным способом его бытия, поскольку все существующее в про­странственно-временном ми­ре есть единство внутреннего и внешнего. Предметом философии — логической основы политики, экономики, социальной жизни, мироздания в целом является абсолютное — духоматерия, самоорганизованная в сверхчеловеческий дух-вселенную и человеческий дух-социум.
Пример формальной истины как отношения из социальной жизни. Отношение между внешним владением (завод, участок земли и т.п.) и внутренним основанием этого владения, коренящимся в духе владельца и других субъектов права.
С существенной стороны истина есть взаимосоответствие содержания и формы предмета при условии соответствия содержания самому себе. В этом истинно научном смысле ( а философия есть высшая наука — наука духа) простейшее определение истины — это равенство предмета своему понятию, которое определяет назначение предмета и делает его тем, чем он должен быть. Поэтому понять истину предмета (духовного или материального) и означает осознать его понятие, а последнее, как реальную мысль, постигнуть в его действительности.
Продолжение примера. Соответствие владения своему внутреннему основанию в качестве понятия свободы есть существенное, разумное, правомерное, т.е. истинно правовое, отношение, образующее понятие собственности как живое единство:
– свободной (истинной) воли субъектов правоотношения;
– ее материального выражения — экономического явления и
– сознательно-волевой формы их социально допустимого, действительного существования — права собственности, содержащего в себе свободу и экономику как свои взаимообусловленные составляющие и выступающего по отношению к ним реальным способом их истинного бытия.
Владение, не соответствующее свободе, как волевому проявлению истины и разума, не является собственностью по своему понятию, а представляет собой неправомерное поведение, которое никто, даже государство, возведя эту неистину, неправду, несправедливость, правовую ложь в юридический закон, не может сделать правовым, поскольку содержание и форма собственности находятся в неразрешенном противоречии.
Логически полное определение истины человеческим духом (в данном случае — всего лишь общее представление о ней), где ее полнота пропорциональна исторической ступени развития философской мысли, представляет собой различенное единство, как саморазвивающееся движение внутри себя, бесконечного духа и его реальности. Полнота истины есть диалектический процесс ее самовосхождения путем суждений и умозаключений к самой себе от своей наиабстрактнейшей категории сферы бытия через определения рефлексии логической ступени сущности до их конкретного единства — понятия и его самосознательного бытия — идеи как логически завершенной истины духа и жизни.
Истина-идея — это вся система категорий науки логики, которая вместе с тем есть и реально-идеаль­ная основа духа и природы, матрица триединого мира, едино-мно­жественная мыслеформа не­проявленно-проявленной Бес­пре­дельности, координиро­ванно-су­бор­динированная система необходимого количества и качества бытийно-мысленных определений, самоорганизующегося логического организма.
Продолжение примера. Как собственность субъекта права есть истина владения, т.е. сознательно-волевая форма его правомерного, действительного бытия; право — истина экономики, вне которого последняя — мысленная абстракция; юридический закон — истина права, если он соответствует последнему; нравственность — истина права и морали, так и государство — единство свободы духа народа и ее действительности в виде социального организма является истиной, т.е. реальным способом свободного, общепризнанного и охраняемого законом существования собственности, других прав граждан, правовой действительности в целом при условии, если государство соответствует своему понятию, т.е. истинно.
В свете этой логической мысли обнаруживается вся плоская крутизна и квазипрагматизм «реально конкретных» с чисто абстрактными мозгами антигосударственников-собственников. Настырно-само­уве­­­­ренные в своей противогосударственной правоте, они полагают, что часть (они сами с их несобственной собственностью) может существовать вне целого (народа, который живет не иначе, как организованный в государство). Что же касается отношения государства, точнее, государственной власти к бизнесу и наоборот, то это и есть вопрос их истинности — разумности и свободы, общей и профессиональной культуры носителей этих социальных институтов.
Логическая идея как саморазвернутая система истины, социальным аналогом которой является государство, — это иерархия бытийно-сущностно-понятий­ных определений единой мысли, где каждое логически последующее мыслеопределение есть диалектическая истина предыдущей мыслереальности в различенном единстве с которой образуется более высокая ступень логической системы истины и т.д., пока предмет не станет равным своему понятию, а последнее знающим себя предметом — идеей. Здесь неистинность (абстрактное) является преодолевающим себя моментом истины (конкретное).
Так и государство, как специ­фическая система истины-сво­боды, есть субстанциальная основа и нравственно-правовой (культурный) способ бытия совокупности всех духовных, материальных и организационных отношений, в том числе и собственности. Это теоретическое положение обладает колоссальным практическим значением. Поскольку логическое — это не формально мысленное, а содержательно реальное, то сознательно-волевая дезинтеграция истины-свободы есть фактическое разрушение социальной действительности, превращение ее в явление, в той или иной мере лишенное своей сущности, в больное, кризисное состояние.
Дух либерализма, умаляющий­ жизненное значение государства, идея которого ему недоступна, и превозносящий роль рыночной экономики — полусознательной функции несамодостаточного органа государственного организма в составе и благодаря которому он реально существует, демонстрирует тем самым тотальное, т.е. философское, политическое, социально-экономическое и государственно-правовое невежество, оборотная сторона которого — оконча­тельное разрушение духовно и материально обессиленного, кризисного государства, следовательно, и экономики, а также ­демонстрация своей ин­тел­лек­ту­ально-нравственной пус­тоты. Так пренебрежение к истине духа и жизни, не вмещающейся в техно-рыночное, духовно младенческое, отравленное эгоизмом сознание, оборачивается обратным ударом, сокрушительная сила которого прямо пропорциональна алогизму мышления, алчности чувства, аморальности и произволу воли — словом, антикультуре.
Погрязшему в материальном, жаждущего комфорта и ненасытного потребления, духу-кентав­ру следовало бы усвоить, что истину жизни обойти нельзя, так как ис­тина — это не только философское понятие, тем более, как считает всезнающее самомнение, отор­ванное от жизни, а ее абсолютный принцип, созидающая или разрушающая мощь которого зависит от качества (меры истины) самого духа. Антипод истины-жизни — ложь-смерть. В этом и заключается практический абсолютизм истины, постигаемым спекулятивным, т.е. логически конкретным, а не спекулирующим, абстрактным, хитроумным, но не разумным духом, не ведающим того, что посеявший здесь — пожнет там, ибо нет могилы для духа, единственной целью которого является познание своей, а следовательно, и всяческой истины.
В виде логического процесса и результата истина — это культура мышления, которая есть деятельность мыслящего духа, «я» — творческой основы самого себя, мышления и иерархически развивающейся едино-различенной мысли как идеализируемой реальности, так и вновь создаваемой действительности. Такова, предва­рительно, реально-идеальная ар­хитектоника Истины — абсолютной Скрепы Мира, которую необходимо познать с помощью логической культуры мышления как мыслящей себя истины, существующих и новых интегральных наук во всей ее материально-духов­ной, со­циально-космической полноте.

(Продолжение следует)

Культура
здоровой
жизни - 6, 2014
КЗЖ - 4, 2014
КЗЖ - 1, 2014
КЗЖ - 4, 2013
КЗЖ - 3, 2013
КЗЖ - 5, 2012
КЗЖ - 3, 2012
КЗЖ - 1, 2012
КЗЖ - 6, 2011
КЗЖ - 4, 2011
КЗЖ - 2, 2011
КЗЖ - 1, 2011
КЗЖ - 3, 2010
КЗЖ - 2, 2010
КЗЖ - 1, 2010
КЗЖ - 2, 2009
КЗЖ - 1, 2009
КЗЖ - 3, 2008
КЗЖ - 1, 2008
КЗЖ - 4, 2007
КЗЖ - 4, 2006
КЗЖ - 2, 2006