КЗЖ 3-2012

В.И. Мурашов

Историческая задача России – 
обретение эволюционно­национального смысла: от жизни «по понятиям» к понятию жизни
Особенность российского младенческого либерализма, снедаемого патологической страстью к собственности (так и хочется сказать, когда же ты наконец подавишься? В низости духа, а не в экономике – его  материальном проявлении, заключены все болезни России и мира), состоит в том, что он есть отрицание социализма (по своему, исторически неразвившемуся, понятию,  представляющему собой более конкретную форму  идеи свободы) без диалектического снятия, то есть преобразования и сохранения в себе последнего (однако, его материально­финансовую плоть и кровь элитные, креативные и прочие шкурники сняли). Поэтому, будучи особенным, эгоистически абстрактным моментом понятия свободы, либерализм (точнее представляющие и дискредитирующие его) вместо того, чтобы углубляться в совесть и восходить к нравственности – своей конкретной, субстанциальной всеобщности, проникает во все органы и функции социального организма, превращаясь в тотальность формальной свободы – лишь внешней границы свободы по «понятиям». 

       Дух человечества — эволюционная тяга планеты. От его состояния зависит качество мировых процессов.
      Ось современного мира — эгоцентризм духа, вокруг которого вращается технократическая цивилизация.
Масштаб и скорость ее материальной глобализации обратно пропорциональны происходящим в ней духовным процессам.
      Этот дисбаланс между телом и душой планетарного духа есть болезнь мира, вызов, брошенный эго-духом эволюции человечества, его земному и космическому назначению.
      Веление эволюции — овладеть человечеству абсолютным ресурсом жизни и создать новую ось социального
мира — культуру духа как творческое отражение божественности на земле.

Философия и жизнь

Журнал "Культура здоровой жизни" № 3 - 2012

В конце предыдущей статьи сказано: «В следующей публикации, в разделе «Философия и жизнь», мы рассмотрим логическую структуру самоопределения «я», пронизывающую единую жизнь от атома до абсолюта, а также примеры противоречия ноуменов и феноменов социальной жизни этому универсальному принципу истины». В силу актуальности и социальной значимости истинного понимания источника жизни, мы полностью посвятим настоящую статью постижению его динамической структуры, понятию духа – труднейшей задаче, поставленной духом перед самим собой, решением которой является его бесконечное самопознание – абсолютный закон его вечного бытия.

Сегодня, когда дух государства погружен в социальное «не-я», находящееся в злобе дня, и еще далек от понимания своей сущности, подменяя ее либеральной свободой несвободы, которая по своей лживости и цинизму хуже, чем явная несвобода; когда в расслабленном безволии он неспособен удержать предмет своей деятельности в его целостности как многообразии социальных явлений, сводимых государством к их всеобщей основе, единству частного и общенародного интересов, принуждая тем самым бизнес-эгоизм к подлинной свободе, – миссия философии заключается в том, чтобы стать логикой развития России, вытекающей не из представлений о счастье современного духа кентавра, фокус сознания которого ниже диафрагмы, не из ненасытного хотения всего и сразу, живущего «один раз», не из политики материального обогащения – смерти духа, не из идеальных превращенно-из вращенных форм монетаристской, либерально-рыночной экономики, а из суровой и многотрудной логики смысла эволюции духа, теоретическим самосознанием которого является философия. Её задача, поставленная самой жизнью, – оказать помощь в усилении творческой основы страны – духа народа, подтвердив тем самым свое значение науки, способной участвовать в обновлении России в соответствии с ее космически-национальной идеей в интересах каждого и всех, а не только креативных и эффективных, которые, в своем беззастенчевом самомнении, так называют самих себя.

* * *

Если произвольное самоопределение «я», которым оно овладевает в процессе своей эволюции, указывает на специфическую основу жизни человека в её формальном значении свободы выбора, что было отмечено в предыдущей публикации, то реально-идеальная структура понятия «я» – это абсолютный закон-способ бытия и мышления, нарушение которого формально свободным «я» есть разрушение его собственной жизни, распад ее гармонического состояния.

Экологически и нравственно больной цивилизации – глобальному спекулянту, тотально обанкротившемуся вследствие искажения структуры своего эгоистического  «я», в том числе и официальной России, следовало бы уразуметь, что самоопределение духа (и прежде всего нравственный, т.е. разумный и свободный, а не только экономически выгодный труд, основанный на циничном принципе «бизнес и ничего личного») в соответствии со своей объективно-субъективной структурой, является единственным универсальным условием самосохранения и развития культуры и цивилизации, творческим орудием духовного, материального и организационного преобразования жизни в руках, способных овладеть им.

Этим орудием, ресурсом-самоцелью является «я» народа, организованного в государство (препятствие на пути духовно мутной, рыночной экономики, работающей не на эволюционной энергии сотрудничества и взаимопомощи, а на инволюционной энергии конкуренции и взаимоуничтожения и не подозревающей, в лице либерально-экономической мысли, о том, что она есть полуразумный, с духовной недостаточностью материальный орган самого государства), которое основано не на общественном договоре (с истиной и свободой не договариваются, – к чему не привык рыночный дух «купи-продай», готовый продать уже проданное, – их познают и осуществляют), не на комфортности жизни и успешности «эффективных собственников» (дух, восходит нежностью любви и суровостью долга), не на среднем классе (государству нужна дифференциация общества по отраслям, необходимым социальному организму для его здоровой жизнедеятельности и исполнения им своего назначения), не на самопровозглашенной «элите» и прочих духовно редуцированных, гнилых основах, а на реальной свободе духовно развивающегося «я» как образа и подобия Божьего, эволюционирующего в Бога, ибо сказано: «вы – боги, и сыны Всевышнего – все вы» (Пс.81.6).

Именно поэтому власти и обществу – носителю разорванного, кризисного сознания, воспроизводящего кризис, нужно в первую очередь привести свой способ мышления в соответствие с логической структурой понятия «я», которое и есть истинное, бескризисное бытие и мышление и инновационным сознанием понять, что «я» – это не только идеальная точка, предельная абстракция в самом себе, а как единство души и тела, представляет собой микрокосм макрокосмоса, творческую основу, созидающую социальный макрокосм – саморазвернутое «я» народа.

Именно поэтому стратегический путь развития современной России должен пролегать через духовное, интеллектуально-нравственное развитие «я» нации, которое, будучи свернутым абсолютом, развернутым в социум, в действительности является самой Россией, качество жизни которой пропорционально качеству ее духовной, сознательно-волевой субстанции, и наоборот. Осознание и реализация через соответствующие государственные программы этого вечно инновационного принципа обновляющейся жизни, ее общественное преобразование в соответствии со своей сущностью, приведет Россию к ее могуществу и процветанию, к осуществлению своей всемирно-исторической миссии, над чем и работает национальный и мировой дух.

Постижение религиозно-философским «я» в процессе исторического развития своей структуры, следовательно и структуры мира, самосознанием которого дух является, есть величайшее открытие в эволюции человечества. Через познание своей макро- и микрокосмической, реальной и идеальной природы, «я», пока что логически, проникло в святая святых абсолюта. Однако знание этого самооткровения духа так и не стало широким достоянием в качестве абсолютной основы жизни человека, его самосознательной эволюции. Не востребовано оно и государственной властью, расгосударствливающей себя путем приватизации государственной собственности – материальной основы своей реальной свободы и власти, признаваясь тем самым в том, что оно неспособно эффективно управлять экономикой. В условиях недостаточности государственного разума и воли, такая приватизация приведет к вырождению самой сущности государства при возможном сохранении электронного правительства. Не нуждается в нем и рыночное общество, алчно-потребительский дух которого обращен не на себя, а на стихийные и рукотворные формы материи, ставшей богом современной цивилизации.

На какую же модернизацию рассчитывают модернизаторы, которые не только не знают и знать нe хотят созидательный и разрушительный источник
жизни, но даже не произносят его название, заменив дух – бога имманентного и трансцендентного, человеческим фактором и капиталом. Не окажутся
ли эти модернизаторы в очередной раз престидижитаторами? Ведь истина в том, что ключ к модернизации – в «я», в его самомодернизации. Но дух отринут,
остался базар.

Между тем прагматизм философского, научного знания структуры «я», которое в действительности есть и «не-я», заключается в том, что, зная логическую архитектонику абсолютного и относительного творца, мы будем знать и универсальную логику творчества и творения как процесс саморазвертывания «я» народа в социальный мир и его расширенного воспроизводства по законам материи и духа, природы и общества (выражение двоящейся мысли), или, что более точно – по законам бытия самого духа, который есть все во всем (понятийное выражение мысли).

Именно для житейских, практических нужд, нам и нужно познать это «все во всем», которое есть самое жизнь в ее целостности и бесконечности. Именно из природы духа, выразившего свое развивающееся самосознание в философской и религиозной мысли, человеческий дух, когда исполнится время, выведет сознательно общественный строй жизни народа, осознанно из самого себя, будет делать то, что он делал и делает бессознательно и полусознательно в меру своего культурно-исторического развития.

***

Что же представляет собой динамическая структура идеи «я» как единства понятия «я» и способа его реально-идеального бытия или единства сущности и явления самосознательно-разумного духа? Эта структура есть архитектоника самого абсолюта, составляющими которого являются человек в его беспредельном развитии, природный и социальный мир, содержащий в каждой частичке своей единую животворящую скрепу.

С формально-количественной точки зрения структура «я» есть триединство как движение духа в самом себе, диалектический процесс его саморазделения на себя и свое другое и в этом другом объединения с самим собой. С содержательно-качественной – истина и свобода в реальных формах их бытия – высшая ценность нации, духовное богатство страны, без которого, даже при наличии материального богатства, народ физически и нравственно вырождается, государство деградирует и гибнет. Указанная троица – абсолютный принцип единой жизни (субстанции и сознательно-волевого способа ее бытия), потенциально существующая в абстрактно-абсолютном в период растворения всех его объективных форм и актуально – в его проявлении, пронизывая и удерживая собой субординированно-координированный космос – конкретно-абсолютное.

Генетическая структура «я» как диалектика содержания и формы саморождающегося духа – принцип вечного движения единой жизни в ее инволюции и эволюции, матрица мира, цивилизации и культуры, есть бессознательно-сознательный процесс становления понятия «я», теоретическое и практическое
овладение которым, следовательно, самопознание и самоосвобождение – абсолютная цель духа. В качестве практически действующего разума структура
«я» и должна стать всеобщей основой государственной политики, тотальной модернизации России как национальной формы мирового духа.

Безначально триединая структура потенциального «я» характеризуется полярностью беспредельной духоматерии, пробуждающейся от своего недифференцированного состояния: стихийного духа-огня – положительного электричества, его другого – отрицательной энергии и их динамического единства – вихревого движения в форме атома – силового центра, излучающего в процессе эволюции с возрастающей интенсивностью свет – зарождающаяся мировая душа, развивающаяся в «я», уходящего в иерархическую беспредельность, бессознательно и сознательно замкнутую на мировой цикл генезиса «я». Каждая составляющая бесчисленных центров-атомов семерично дифференцированной духоматерии, которую она спонтанно выявляет из себя в качестве вечного, несозданного, бессознательного разума – абстрактно-абсолютной основы «я», содержит в себе другие как свои другие и, будучи особенной, наряду с другими особенными, есть триединая структура в целом: стихийный дух, он же – материя, она же – имматериальность – душа как будущий культурный, самосознательный дух – одно и то же.

Взаимореакция полярностей духоматерии как процесс возникновения и разрешения противоречия, посредством которого потенциальное самосознание выявляет структуру своего понятия, есть фундаментальный принцип материализации и формообразования, в частности инволюции монады – огненного ядра «я», а также физической, душевной и духовной самоидеализации в качестве всеобщей души, дифференцирующейся на особенные души, преобразующиеся в человеческое «я» – генетически первичную форму «я» вообще, развивающуюяся в бесконечную иерархию. Всемирная душа как субстанция «я» есть всеобщая имматериальность природы, с которой дух, потенциальное «я», находится в непосредственном, а потому и бессознательном единстве.

Чтобы понять имматериальность, составляющую самое сущность души и духа, следовательно и генезис структуры «я», знание которой необходимо для понимания реально-идеальной структуры общественной жизни и практического преобразования ее в соответствии с ее же понятием, или, что то же самое, выведения социально-экономического и государственно-правового строя из структуры понятия жизни как социальной действительности «я» народа, необходима структурная реформация самого «я» – приведение способа мышления в соответствие с его логической структурой: превращение из разорвано-двойного, рассудочного и конечного в триединый, понятийный и бесконечный, адекватный природе постигаемого предмета. В противном случае понятие материальности, идеальности, духа и всех его внутренних и внешних проявлений, духовных, материальных и организационных составляющих общественной жизни – непостижимы, а значит, находятся и вне свободного
господства над ними власти и общества. Поистине, триединый, понятийный способ мышления по отношению к обычному есть революция духа, а следовательно – сознательная эволюция жизни.

Имматериальность материальности (идеальность реальности), как триединство полярностей материи (стихийный дух – это тоже материя, ее энергетически наивысшее, огненное состояние) и продукта их взаимодействия, света – физической идеальности, не является чем-то самостоятельным, независимым по отношению к последней (душа, покидающая физическое тело, остается идеальностью другого, энергетического тела), а представляет собой отражение вибрирующей реальности в себе самой. Развиваясь, душа саморазделяется на себя (идеальность) и на свое другое (реальность), в котором она объединяется сама с собой (самоидеализирующаяся реальность, душа как таковая, т.е. не в ее разделении с реальностью, материальностью, природой – точка зрения обычного, рассудочного сознания, а в ее взаимообусловленном единстве с последней – точка зрения триединого, понятийного, т.е. понимающего мышления, которое двуединым рассудком не понимается).

Душа как психоэнергетическое, световое состояние субстанции (тела), при котором ее природные, объективные свойства преобразуются в их субъективные, идеализованные, единично-всеобщие качества, есть:
– материальность (природность, телесность);
– ее имматериальность (идеальность, душевность) и
– их динамическое триединство – идеализованная (очувствованная) реальность, раздвоившаяся на себя и свое другое, содержащее в себе в чувственном
состоянии реальную субстанцию (тело), вне которой душа, равно и тело (тела) без души – безжизненные абстракции логически разорванного сознания.

Таким образом, с точки зрения структуры мышления, вытекающей из структуры бытия, а точнее из самого себя как мыслящего бытия, идеальность, составляющая сущность души и духа как такового, проявляющаяся в материи в качестве физической идеальности – света и эволюционирующая в душевную и собственно духовную идеальность, предстает в виде следующей триединой структуры:
– реальность – природная субстанция субъекта (души, «я») как противостоящий ему объект;
– процесс идеализации реальности, ее превращение деятельностью субъекта из непосредственно-единичного, пространственно-временного во всеобщее, внутреннее, удвоение в пределах субстанции, на самое себя в виде своих объективных определений и их субъективных состояний в душе и духе в качестве чувства и мысли как энерго-душевно-духовных форм идеальности – противоречие в самой себе в сфере двуединого мышления;
– конкретное единство реальности и его другого, идеальности, единое содержание которых отразилось в самом себе и стало опосредованной, духовной единичностью – разрешенное противоречие в виде идеи души, «я», постигаемой триединым способом мышления.

Диалектика идеальности состоит в том, что она представляет собой как одну сторону отношения духа и материи, души и природы, «я» и «не-я» – точка зрения обыденного, логически разорванного, не философского мышления – хроническая сознательно-волевая недостаточность современного духа и общественного бытия, так и все отношение в целом – точка зрения логически целостного мышления. Именно этот, понятийный, способ бытия и мышления, выраженный здесь в упрощенной форме, и должно усвоить обычное, непонятийное мышление, чтобы понимать истину и тем самым осуществить духовную реформацию идивидуальной и общественной жизни.

***

В действительности мировая душа существует в виде инволюционно-эволюционной иерархии особенных душ как материализующе-дематериализующихся форм (способов проявления) монады – луча абсолюта, вечного огненного корня «я», прорастающего в самосознательный дух, который возвращается в свою огненную субстанцию в качестве истинного «я», теоретически и практически идеализовавшего «не-я», в нем и благодаря ему как своему другому, ставшему подлинно разумным и свободным, раскрывшим себя изначально триединым огнем – духовным духом, духовной душой и духовным телом.

Эта триединая идея «я» пребывает в своих различных состояниях в обоих полюсах семеричной шкалы духоматерии и является внутренней силой развития духа, диалектикой его эволюции, состоящей в самореализации, выявлении своей реально-идеальной структуры, в преобразовании несоответствующих ей форм своего внутреннего и внешнего бытия, и так до тех пор, пока монада – искра огня в беспредельном огне, вечное, индивидуально-бесконечное «я» человека – не выявит свою потенциальность и человек не станет сознательно бессмертным и свободным духом, каковым он по своему понятию является, и не осуществит смысл и эволюционное назначение своей жизни, где реализация абсолютной цели так же бесконечна, как бесконечна сама человеческая жизнь.

Пройдя инволюционно-эволюционные ступени формы своего развития, оставаясь при этом в первоначальном стихийно-энергетическом состоянии, огненно-силовой центр «я» в виде индивидуальной души, содержащей в себе абстрактные формы своего генезиса, есть чувственно-инстинктивная основа потенциального самосознания, погруженного, как индивидуализированная мировая душа, в свою реально-идеальную субстанцию и органически связанного с ее духовным и материальным полюсами.

Генезис «я» в форме души – это эволюционный процесс ее самоосвобождения от своей природности путем идеализации последней, или самоодухотворения природы присущей ей силой понятия духа-огня (монады), который, материализуясь, предпосылает себе природу как свое другое для того, чтобы путем познания и закономерного господства над ней, следовательно, самопознания и овладения собой (практического самосознания), преодолеть ее, а значит и себя, и стать духом, соответствующим своему понятию, – разумным и свободным «я».

Пробуждение души в качестве ощущения есть отношение души к своей телесной природе, из которой она освобождается. На одной стороне этого отношения – индивидуально-мировое тело. На другой – психоэнергетический центр этого тела как его имматериальность, всепроникающее единство, сама душа, которая, пронизывая эволюционно разрастающимся светом и возрастающими вибрациями – физической идеальностью, свою природную субстанцию, в ощущении последней соединяется сама с собой и предстает в качестве природно-душевной идеальности – духовного начала «я».

Эволюционируя, ощущающая душа превращается из внешне-ощущающей индивидуальности во внутренне-чувствующую душу, стягивающую в свой силовой центр идеализируемую природность абсолютного в качестве индивидуально-мировой души и выступающую по отношению к своей телесности в виде чувствующего ее субъекта, самочувствия, индивидуализированной субстанции – основы самосознания. Вместе с прогрессом ощущающе-чувствующей идеальности повышается и вибрация ее психоэнергетического субстрата, в результате чего душа восходит по семеричной шкале своей духоматериальной природы к самосознательному духу. Если монада есть огненно-реальное ядро духа, то самочувствие – это бессознательное реально-идеальное, энерго-чувственное отражение этого ядра на материальном полюсе абсолюта.

В качестве чувствующей, душа разъединяется на чувствующий себя субъект и противостоящий ему объект – природное тело субъекта, которое и является объективным содержанием самочувствия как чувственной идеализации тела в виде единства центра самости и его периферии, благодаря чему, а также всепроникающей энергии-пространства, душа (субъект-объект) чувствует каждую точку своего тела как самое себя и не только себя.

Несмотря на то, что чувствующая душа как идеализация природы противостоит ей, она не выходит за ее пределы, опосредованно едина с ней потому, что
содержанием ее идеализации является не сама идеализация как всеобщее, отраженное в самом себе – мир духа, «я», а особенное – мир природы, чувствующей самое себя.

Бессознательно-генетическая цель души как природного «я» – преодолеть самораздвоение путем практической идеализации, овладения своим телом, следовательно и собой, и стать самоопосредствованным триединством себя и своего другого – свободной душой, идеальностью другого рода, а именно, идеальностью идеальности – мыслью. К этой цели душа как отражение монады в качестве чувственной идеализации природы приходит благодаря:

– инволюционно-эволюционному накоплению опыта в соответствующих своему нисхождению и восхождению формах жизни;
– интенсификации вибраций своей психоэнергетической структуры и выявлению из себя более высокой проснувшейся энергии, изначально содержащейся в ней;
– объединению огней духа, души и тела;
– переходу на более высший уровень семеричной мировой энергии – психоэнергетический субстрат мысли и самое мысль как беспредельное пространство идей и мыслеформ, порождаемых вечно существующей иерархией «я».

Так естественно-духовная индивидуализация монады, природно-чувственная индивидуализация последней, превращается в собственно духовную индивидуализацию души, которая, отразившись в самой себе, предстает для себя в качестве «я» — энергодуховного центра мировой души как природной тотальности, способного, в отличие от души и ее индивидуально-беспредельного тела, к самосознанию и сознательному самоопределению вопреки или в соответствии со своей понятийной структурой. Постижение и реализация структуры своего духа является абсолютной целью человека как образа и подобия Божьего, в его тяжком, полном страданий и драматизма труде эволюционного самоосвобождения от своей ествественно-животной природности, окультуривания своего порабощенного чувственностью духа, самовосхождения к своему Отцу Небесному и уподобления Ему, о чем молчит обратно (инволюционно, материально) ориентированное, болтающее о свободе вульгарно свободное невежество. С появлением «я», способного «взять в руки» самого себя, быть субъектом-объектом, рождается новый мир как самосознательный разум природы, организованный в социум.

Для истинного понимания феномена «я» отметим еще раз, что абстрактно-абсолютный дух в своем инволюционно-эволюционном развитии становится человеком, который как сознательно-волевой фокус абсолютного есть макрокосмос в форме самосознательного микрокосмоса, назначение которого — бесконечная реализация своего понятия через бессознательно-сознательное строительство своего индивидуального и социального тела. А в качестве сверхчеловеческого «я», раскрывшей своё божественное триединство монады, пришедшей энерго-духовно к самой себе из своих инволюционных и эволюционных форм как из своего другого и ставшей истинным, сознательно-бессмертным и всемогущим «я» – самосознательное воспроизводство своего светового, огненно-энергетического и планетарно-космического тела, познание очередных, высших состояний бесконечной духоматерии, овладение ею и в сознательно-волевом превращении ее в самого себя — обретение в ней независимости от нее, истины и свободы, а также совместное с иерархией «я» созидание солнечного космоса и управление его эволюцией.

Превратившись, в результате саморазвития своей понятийной структуры, из самочувствия в само-сознание, душа-дух стал наивысшей конкретностью единой жизни, остающимся в своем саморазличении единым с самим собой. В качестве конкретно-абсолютного дух представляет собой инволюционно-эволюционно развитую, внутренне и внешне самоопосредствованную, развернутую в систему сверхчувственных и пространственно-временных мировбезначальную, недифференцированную духоматерию. Как идеальность абсолютной индивидуализированной субстанции, не существующей без нее самостоятельно, следовательно различенное единство себя и своего другого, «я» и «не-я», дух созидает самого себя, все свои идеальные и материальные формы, все во всем, кроме своей несотворенной стихийной природы, бесконечного пространства энергии —вечного бессознательного разума практическим самосознанием которого, т.е. самого себя, дух является.

***

Простейшей формой выражения духа как бесконечной иерархии монады в виде отражающейся в себе души — продукта инволюции и эволюции духоматерии, является самосознание — «я»=«я». Что же представляет собой это равенство духа самому себе?В конкретно-логическом смысле — это различенное единство понятия духа и форм (способов) его идеаль-ного и реального бытия, которые порождает из себя понятие и в своем развитии через эти формы пре-образует их до тех пор, пока они не станут равными(адекватными) своему понятию, а понятие духа –равным своим формам, сознательно-волевым единством «я» и «не-я», идеей, действительностью как саморазвернутым самосознанием, знающей себя истиной и свободой.

В качестве действительности единой жизни как осознающей и творящей себя беспредельности, равенство «я» самому себе предстает спирально-замкнутым на себя циклическим мировым процессом саморастворения абсолютного «я» в свою пралайическую абстракцию и его манвантарическое саморазвертывание в беспредельный космос как свое другое в сознательно-волевом, различенном единстве, с которым иерархическое «я» в своем циклическом, пралайяманвантаричесом развитии обретает относительно абсолютную истину и свободу. Универсальной формой теоретического самосознания относительно-абсолютного «я», находящегося в бесконечном саморазвитии и представляющего собой беспредельность в ее реальном и идеальном значении, является философия духа.

По своему понятию «я» триедино. Но в своем логическом и историческом начале оно еще не знает об этом. В процессе самопревращения души в дух как таковой, или, что то же самое, — бессознательного духа в самосознательный, он раздваивается на «я» и чувствующую себя природу, мысленной идеальностью которой «я» является. Можно сказать и так: на этой ступени своего эволюционного развития, индивидуализированная мировая душа — всеобщая идеальность природы, отраженная в самой себе, предстает как идеальность идеальности, мысль, всеобщее мыслящее всеобщее — «я».

Абстрактное самосознание есть бесконечное соотношение «я» с самим собой в его отношении к противостоящему «не-я» — своей субстанции, из которой «я» как индивидуальная всеобщность вышло и которая кажется ему, в силу его самораздвоения, концентрации на идеальности (самомышлении) и тем самым мысленной оторванности от своей реальности, – независимой от него. Здесь «я» еще не знает, что в действительности оно существует не само по себе, а благодаря его отношению к своему другому — природному духу, формальным самосознанием которого оно является, но который пока не входит в самосознательный состав пустого, не истинного «я» – продукта самоабстракции. То, что представляет собой духовную идеальность реальности, ее удвоенное состояние, не понимает, что оно, как,«я»=«я», есть процесс и результат мысленной идеализации чувствующей себя природы, в которую организовано бесконечное пространство духоматерии, ее энерго-духовная индивидуальность, самосознательный силовой центр беспредельности в виде замкнутого на себя и свою субстанцию отношения идеально-всеобщего (идеально-идеального) к самому себе в своем другом, т.е. не только мыслящего себя мышления (одна из противоположностей саморазорванной структуры понятия «я»), но и мыслящего себя бытия — человека как микрокосма макрокосмоса (саморазличенного единства идеально-реального – целостное, триединое понятие «я»).

Особенность «я» как взаимообусловленного единства бытия и мышления, энерго-духовной, центробежно-центростремительной, реально-идеальной, бессознательно-сознательной деятельности состоит, с одной стороны, в отношении к самому себе, в самомышлении:«я» есть «я», где это интеллектуальное созерцание себя в самом себе представляет собой как бы непрерывное горение огня, духовно поядающего (идеализирующего) самого себя благодаря чему «я» обладает знанием о себе, самосознанием и формальной свободой, которые оно должно развить в теоретический и практический разум, в истинное самосознание и подлинную свободу. С другой стороны, «я», которое все, что попадает в него, превращает в себя, в мысль, находится в отношении к «не-я», благодаря которому оно существует, не как к своему другому, а как к чужому и неза-висимому от него. Такое отношение «я» к самому себе и «не-я» есть дух в качестве сознания, знанием которого является идеализуемый им мир.

На ступени сознания «я» познает «не-я», объект познания, но не познающий его субъект, т.е. самого себя как процесс познавания. Между тем полнота знания, следовательно, и реализация понятия «я»включают в себя единство сознания и самосознания, знание об объекте и познающем его субъекте, о «я» и его другом – «не-я» как истинном «я». Самораздвоение «я» на мыслящий субъект и мыслимый объект, как свои противоположности, при котором «я» есть неразрешенное противоречие в самом себе, не осознает себя в своей триединой понятийной целостности, не является конкретным самосознанием — мыслителем, мыслящим мыслимое и самого себя вместе с процессом и результатом мышления, есть необходимая ступень в логическом и эволюционном самораскрытии структуры «я», принцип обыденного, половинчатого мышления, поставившего вопрос о первичности духа или материи и противопоставивший их друг другу в виде самостоятельных мировых противоположностей; основа дезинтеграции современного мира, в том числе и российской действительности интеграция, которой возможна лишь при условии восстановления разорванной ткани национального сознания, постижения понятийной структуры как мыслящего, так и мыслимого духа в их различенном единстве, овладения, прежде всего властью, культурой мышления, ибо как мыслим, так и живем.

***

Как же разрешается указанное противоречие «я»,а следовательно и противоречие понятийно незавершенного способа мышления, не достигающего познания истины и осуществления свободы и тем самым порождающего соответствующую своему состоянию разорванную внутри и во вне себя индивидуальную и общественную жизнь? Каким образом совершается переход «я» в «не-я», и наоборот, бессодержательная форма «я» есть «я» наполняется конкретным содержанием, превращающимся в содержательную форму, сознание развивается в самосознание, «я» выявляет свою понятийную структуру и становится разумным и свободным духом, воспроизводящим адекватный себе мир?

Это противоречие противоположностей «я», каждая из которых содержит в себе свою другую, разрешается в процессе развития самой структуры понятия духа. Поскольку творческая природа «я» заключается в мысленно-волевом превращении «не-я» в себя и самопревращении в «не-я», находясь в котором, через познание и овладение им, «я» как идеализирующая форма перерабатывает «не-я» в свое мысленное содержание и благодаря этому (ибо «я» есть мыслящая себя мысль) находится у самого себя в качестве конкретного, разумного и свободного «я», постольку деятельность духа представляет собой двой-ной процесс, как бы идущий в противоположных направлениях: идеализация реальности и реализация идеальности.

Как мыслящее себя и «не-я» мышление — субъективная форма сознания, «я» духовно переплавляет противостоящее ему «не-я» — объективное содержание сознания, в самого себя, сводя чувственное к сверхчувственному, конечное к бесконечному, многообразие свойств предмета к его понятию, проникая тем самым в смысл вещей.

При этом «я» встречается в идеализованном им своем другом с самим собой — мыслью как триединством соответствующей стихийной энергии, реально-идеального процесса мышления и его субъективно-объективного содержания — познанной субъектом истины объекта. Здесь «я» представляет собой взаимоопосредствованное единство противоположностей сознания — мышление, мыслящее свое бытие, т.е. самого себя.

Таким образом, идеализуя объект — различено единство мыслящего и мыслимого, «я» углубляется в самого себя как содержательную форму, и наоборот, мысля себя, «я» мыслит объект. В результате этого предметом «я», выступающим в качестве сознания, становится само сознание, но не в виде бессодержательной формы «я»=«я», неразрешенного противоречия между субъектом и объектом, а как триединство«я», познавшего «не-я» (свою природную субстанцию, предмет) и объединившегося в нем как со своим другим, с самим собой. Это и есть развернувшее себя понятие «я», содержащее в себе бытие и мышление, предмет и способ его познания, сознание и самосознание как разрешенное противоречие противоположностей сознания: «я» и «не-я», постигнутыми самосознающим «я» в качестве разума — саморазличающимся единством «я» и «не-я». Последнее, будучи идеальностью и тем самым превращенным из «вещи в себе» в адекватное самосознание, остается в то же время объективной реальностью.

На этой стадии своего логического и эволюционного развития «я» выявляет свою понятийно-триединую структуру и становится понятием духа, преодолевшим абстрактные формы своего существования —триединым триединством бытия (энергопространства, организованного в природу, чувственно-инстинктивной идеальностью которой является индивидуализированная мировая душа) и сознания (мысленного самоотражения души, разделившейся на «я»и чувствующую себя природу), содержащихся в разумном самосознании в качестве познанных и примиренных между собой его противоположностей. Благодаря этому равенство «я» с самим собой, как конкретное, взаимопроникающее единство «я» и «не-я»,стало самоопосредствованным равенством себя со своим другим в этом другом и в самом себе – пульсирующее триединство «я», возвратившееся из «не-я» к самому себе в качестве не только чувствующей, но и сознательно-волевой духоматерии, организованной в триединство духа, души и тела человека — мыслящей формы мировой субстанции.

Практический дух (воля) по своему понятию также триедин, и только в этом триединстве он является истинно свободным «я» (лицом и гражданином). Для этого, его воля в качестве цели жизнедеятельности должна, во-первых, быть разумной, содержать познанную закономерность бытия – свободу; во-вторых, при наличии соответствующих средств и адекватного способа деятельности из субъективной свободы превратится в объективную реальность, благодаря чему «я» овеществляет себя, предметно удваивается и, в-третьих, в этом своем другом, общественно признанном и охраняемом находится у самого себя, не зависит от другого и в самозависимости является подлинно свободным.

Применительно, например, к собственности указанное понятие идеи свободы означает следующее: собственность правомерна и является правом лишь в той мере, в какой материальная сторона собственности соответствует своей духовной стороне, фактическое владение вещью представляет собой реальную форму существования свободы, т.е. истинно, разумно и справедливо, или, что то же самое, субъективная свобода в виде цели объективируется в имущество, способ приобретения которого адекватен понятию свободы как существенному содержанию цели. Указанное триединство и образует право собственности, реально существующее на основе нравственности и государства.

В каком отношении неподкупное и некоррумпированное понятие идеи свободы и права, как завершенная, триединая структура практического духа, следовательно, сознательно закономерная жизнь, находится к самовосхваляемой либеральной свободе, в частности к приватизации общенародной собственности, т.е. изъятию у большинства населения страны «эффективным» меньшинством национального богатства, народом созданного, а также и того, что создано самим Богом?

Средства и условия жизни как ее другое, без которого жизнь – абстракция и принципиально невозможна, есть реальная (материальная) составляющая идеи свободы и права, которая приобретает значение правовой действительности только тогда, когда она не противоречит своей идеальной составляющей –понятию свободы, которое, в свою очередь, так и остается для малоимущих и неимущих (по существу также приватизированных, поскольку их нормальная жизнь невозможна без определенного количества и качества необходимого имущества) абстрактно-юридической возможностью свободы, неспособной без своего фактического другого превратится из либеральной свободы в свободу реальную.

Как в неправомерном богатстве, духовно, так и в крайней бедности, материально, понятие свободы не реализуется. Противоречие в идее свободы – тотально разорванного государственно-правового организма, разрешается не только с помощью законотворчества, уходящего в дурную бесконечность (необходимая, но формальная сторона дела, поскольку юридический закон – это деньги права, его идеально-государственный эквивалент, который является таковым и «работает» лишь при наличие своего другого – реальности свободы, без которой законодательство вырождается в «правовой монетаризм»– кризис права), а на основе культуры духа народа, которая не даруется государством, а вырабатывается самим духом путем приведения своих внутренних и внешних волеопределений, социальных явлений и экономико-государственного строя своего общественного бытия в соответствие со своей сущностью– понятием свободы и права, воплощающегося, таким образом, в государственно-правовую действительность. Лишь в этом триединстве заключается подлинная свобода, организованная в государство как идею свободы – субстанциальную основу и все-общий, нравственно-правовой способ жизни народа.

***

В философском смысле, все есть дух, включая энергию — материю — природу, идеальностью которой дух является, следовательно, и в вечном, неразрывном единстве с которой он находится. Как самоопределяющаяся жизнедеятельность, разделяющая себя на свое другое и в этом другом, теоретически познавая его и практически овладевая им, дух находится у самого себя в качестве разумного и свободного духа, истинного «я». Таким он может быть лишь будучи, по своей реально-идеальной структуре, триединым: непосредственно единым в качестве природного духа или индивидуализированной мировой души; саморазделенным на идеальную и реальную противоположности — «я» и «не-я», которые, являясь категориями сознания (т.е. разделяющего, логически нецелостного, беспонятийного, а потому и непонимающего мышления), как конечные, неистинные определения содержат в себе противоречие и необходимость его разрешения в опосредствующий себя с самим собой триединый, бесконечный дух, подлинное «я», содержащее в себе в снятом и преобразованном виде все ступени-формы своего генезиса.

Соответствующий своему понятию, дух есть абсолютный принцип истины и свободы, созидания из самого себя адекватного себе мира, человеческой жизни в ее эволюционно возможной полноте. Ради содействия этому, мы и проследили за саморазвитием понятийной структуры «я», его божественно-триединой природы как бессознательно-самосознательного духа, восходящего к своему бессмертному стихийно-огненному ядру — монаде, сознательно-волевым отражением которой является эволюционирующее «я» — теоретическое и практическое самосознание бессознательного разума, представляющее собой беспредельную иерархию «я», творящих самих себя, планеты, солнечные и космические системы миров из семиричной духоматерии, как форму своего бытия, абсолютного духа, субординированно-координированным единством которого они являются. Иерархия «я» так же реальна, вечна и бесконечна, как и реальна, вечна и бесконечна бессознательно-разумная материя, практической идеальностью которой является дух, природа и назначение которого — беспредельное саморазвитие.

Дух, внутри и вовне которого нет ничего, кроме самого духа, может быть постигнут только духом, адекватным своему триединому понятию. Любые попытки объяснить логически разорванному, конечному сознанию саморождающееся из себя и опосредствущееся собой различенно-целостное понятие — тщетны, ибо триединую структуру «я» как процесс самопревращения в свое другое и объединения в нем с самим собой — изменить нельзя. Так что, ничего личного, такова структура духа как творца > творчества и > творения, «я» и «не-я» в их взаимоопосредствованном различии и единстве. В соответствии с этой логической, т.е. объективно-субъективной структурой «я» — основой истинного знания и свободной жизни и нужно мыслить и действовать, чтобы разумно, в духовном и физическом, социальном и экологическом здоровье жить и не допускать кризисов жизни. Но этот понятийный способ мышления и волеопределения не дается человеку от рождения, а есть продукт культуры духа, который должен быть осознан и общественно признан как абсолютный ресурс-самоцель целостного развития страны и стать общеобязательным предметом учебно-воспитательных программ соответствующих образовательных учреждений.

На смену рыночного, нефтегазового сознания наномозгов должна прийти культура самосознания духа народа — единственная творческая сила, способная преодолеть духовное убожество современного российского (по сути, антироссийского) либерализма в его редуцированной форме эгоцентризма, самостью ограниченного, однобоко-поверхностного сознания, пошлости и распущенности. Культура духа как абсолютный интеграл бытия – это универсальное орудие преобразования России в соответствии с ее национальным духом.

***

Поскольку дух есть абсолютная тотальность (материя и природа – это тоже дух в его диалектически противоположном состоянии и конкретно-эволюционной форме), постольку самому духу народа и прежде всего представителям государственной власти надлежит осознать содержащиеся в самой природе духа, следующие фундаментальные принципы жизни:

– человеческая жизнь в ее философском, научном понимании, есть жизнь духа, поэтому государство как организованный в социально-экономический и нравственно-правовой организм, дух народа, не осознающее свою духовную природу и сознательно не воспроизводящее ее — обречено;

– истинный смысл и исторически развивающийся способ индивидуальной и общественной жизни может быть познан и создан только из природы самого духа: его понятийной структуры, эволюционного назначения, национальной особенности и уровня развития;

– не рыночная, полусознательная, а потому и кризисная экономика, вышедшая из под власти своего полусвободного творца-полураба собственного творения, а культура духа как разум и свобода человеческой жизни, в том числе и экономики, есть подлинная основа общественного бытия, универсальный путь и средство выхода из тотального кризиса России и мировой цивилизации абстрактный, невежественно-эгоистический дух которой ищет его не в своих собственных глубинах, не в преобразовании самого себя, общественного труда, способа производства и образа жизни в соответствии со своим понятием, а в монитаристской пустоте пустоты — лжеидеальных, экономически и нравственно извращенных формах реальной экономики, продолжая при этом воспроизводить кризис: спекулировать, эксплуатировать человека и природу, угнетая тем самым себя, деградировать и задерживать свою эволюцию;

– истинный, интегральный критерий развитости государства как социального организма есть развитость культуры духа народа – высшей ценности и самоцели; остальные критерии, в том числе и экономические, — абстрактные, а потому и ложные, так как относятся к оценке средств жизни;

– абсолютный прагматизм философского понимания человеком (народом) динамической структуры духа («я») — сознательно-волевого процесса саморасторжения и возвращения через теоретическую и практическую идеализацию своего другого к самому себе как к различенно-конкретному, выработавшему истину и свободу, единству с самим собой, — заключается в том, чтобы сознательно и добровольно жить в соответствии с понятием того, чем человек по существу является, и тем самым избежать разрушительных последствий эволюции духа «не мытьем, так катаньем».

Что же представляет собой современная Россия сточки зрения состояния понятийной структуры совокупного «я» и его социальных феноменов, организованных в государство? На этот вопрос мы будем отвечать в следующей публикации.

Культура
здоровой
жизни - 6, 2014
КЗЖ - 4, 2014
КЗЖ - 1, 2014
КЗЖ - 4, 2013
КЗЖ - 3, 2013
КЗЖ - 5, 2012
КЗЖ - 3, 2012
КЗЖ - 1, 2012
КЗЖ - 6, 2011
КЗЖ - 4, 2011
КЗЖ - 2, 2011
КЗЖ - 1, 2011
КЗЖ - 3, 2010
КЗЖ - 2, 2010
КЗЖ - 1, 2010
КЗЖ - 2, 2009
КЗЖ - 1, 2009
КЗЖ - 3, 2008
КЗЖ - 1, 2008
КЗЖ - 4, 2007
КЗЖ - 4, 2006
КЗЖ - 2, 2006