КЗЖ 4-2006

В.И. Мурашов

Историческая задача России – 
обретение эволюционно­национального смысла: от жизни «по понятиям» к понятию жизни
Особенность российского младенческого либерализма, снедаемого патологической страстью к собственности (так и хочется сказать, когда же ты наконец подавишься? В низости духа, а не в экономике – его  материальном проявлении, заключены все болезни России и мира), состоит в том, что он есть отрицание социализма (по своему, исторически неразвившемуся, понятию,  представляющему собой более конкретную форму  идеи свободы) без диалектического снятия, то есть преобразования и сохранения в себе последнего (однако, его материально­финансовую плоть и кровь элитные, креативные и прочие шкурники сняли). Поэтому, будучи особенным, эгоистически абстрактным моментом понятия свободы, либерализм (точнее представляющие и дискредитирующие его) вместо того, чтобы углубляться в совесть и восходить к нравственности – своей конкретной, субстанциальной всеобщности, проникает во все органы и функции социального организма, превращаясь в тотальность формальной свободы – лишь внешней границы свободы по «понятиям». 

       Дух человечества — эволюционная тяга планеты. От его состояния зависит качество мировых процессов.
      Ось современного мира — эгоцентризм духа, вокруг которого вращается технократическая цивилизация.
Масштаб и скорость ее материальной глобализации обратно пропорциональны происходящим в ней духовным процессам.
      Этот дисбаланс между телом и душой планетарного духа есть болезнь мира, вызов, брошенный эго-духом эволюции человечества, его земному и космическому назначению.
      Веление эволюции — овладеть человечеству абсолютным ресурсом жизни и создать новую ось социального
мира — культуру духа как творческое отражение божественности на земле.

 

Творец, плененный своим творением

 

Взгляд духа современного человечества устремлен во вне, на выявленную им из себя и материализованную посредством природы и истории мировую цивилизацию. Погрузившись в созданный им мир и не отражаясь в нем его творцом, дух выпал из самого себя и оказался в плену у своего творения. Преломив мир надвое: идеальный и реальный, дух придал этим половинкам самостоятельное значение и разделился в самом себе. Истощив ресурсы своего планетарного тела, обузив человеческий потенциал до его интеллектуально-телесного остатка во имя глобализирующего мира сего, цивилизованно-дикий дух вверг человечество в борьбу всех против всех. Потерявшийся в своих превращенных формах, акультурный дух является единственной причиной всех последующих причин, средств и способов угрозы глобальной безопасности. И он же, будучи преображенным в свете культуры, станет глобальным ресурсом безопасной жизни человечества. Но это произойдет тогда, когда правительства и народы мира прозреют в духе и осознают фундаментальную основу своего бытия. И время уже наступает. Оно рождается из самого противоречия между тем, что есть и что должно быть, между смыслом человеческой жизни и ее бессмысленным явлением, обреченным на самоуничтожение. Боль и страдание, отчаяние и тоска побуждают несчастный дух блестящей, но духовно пустой, как барабан, современной цивилизации повернуть глаза внутрь себя, искать пути своей эволюции не только через его пространственно-временную, технократическую, но и трансфизическую, идеальную реальность, через него самого и душу мировой цивилизации – Культуру. Ее Небесно-земное основание –религия, как связь человеческого духа с божественным. Возвращаясь из объективного мира к себе, назад, дух познает себя как единство творца, творчества и творения. Пристально вглядываясь в свое неземное прошлое, он сознательно восходит к своей вневременной Родине, продвигается вперед, в будущее как вечное настоящее. Углубляясь в себя, самоплененный дух начинает вспоминать, что он не только человеческий, но и потенциально божественный, что его назначение – самопознание и самоосвобождение.

Дерзание

Предчувствуя свою истинную природу, человек, сущность которого – Единый Дух, дерзает овладеть мощью последнего, через самопознание и самореализацию взять власть над собой и над миром, стать творческим ресурсом всех жизненных ресурсов, самосознательным строителем социального макрокосма, ответственным сотворцом сверхчеловеческого духа, разумно-нравственной силой, освобождающей человечество от тварно-товарного, денежно-вещевого, потребительского рабства и ведущей его от вражды к сотрудничеству и братству. Таким абсолютным ресурсом-самоцелью является дух-культура или культура духа – богочеловеческая основа сознательно-волевой эволюции планетарного человечества. Что же такое культура духа и как она возможна? Поскольку творцом культуры является дух, а культура есть творчество и творение духа, то ответ на поставленный вопрос нужно начинать с рассмотрения природы духа, его понятия. Истинное познание духа есть вместе с тем проявление культуры мышления – логической матрицы многообразия культуры жизни. Познание духа, говорит Философ, есть самое конкретное и потому самое высокое и трудное. Познай самого себя – эта абсолютная заповедь ни сама по себе, ни там, где она была высказана исторически, не имеет значения только такого самопознания, которое направлялось бы на отдельные способности, характер, склонности и слабости индивидуума, но она представляет собой познание подлинного в человеке… Предъявленное дельфийским Аполлоном к грекам требование самопознания не имеет поэтому смысла заповеди, обращенной к человеческому духу извне, со стороны силы, ему чуждой; напротив, побуждающий к самопознанию бог есть не что иное, как собственный абсолютный закон духа. Именно поэтому дерзание человека познать самого себя, а следовательно, Единый Дух и созданную им Вселенную, в знании и деле уподобиться Отцу Небесному, царство которого силою берется, ибо «Царство Божие не в слове, а в силе» (1-е Кор. 4–20), построить свой рукотворный мир, жить в нем и окружающей среде в соответствии с этим знанием есть высший смысл его жизни. Мерой самопознания и претворения этого знания в самопреображение – второе рождение в истине, красоте, свободе и любви и в мировую действительность, которая есть история самореализации духа и определяется степень практического овладения человечеством абсолютным ресурсом жизни как власти культуры духа внутри и во вне себя – духовной оси земной цивилизации.

Трудности

Четыре основные трудности возникают при познании духа: Первая, как было уже отмечено, связана с его наиконкретнейшей природой, поскольку дух есть все во всем, абсолютное. Вторая – вытекает из первой и касается способа постижения абсолютного, который должен быть адекватным предмету познания. Третья – появляется при попытке объяснить конкретное и сложное абстрактным и простым способом, который нефилософскому мышлению кажется понятным. Четвертая трудность заключается в том, что сам феномен духа и его сущность – культура, составляющая глубинную основу всей жизни народа, не интересуют ни народ ни власть, и самое поразительное – науку. Хуже всего дело обстоит с теми дипломированными философами, которые вместо того, чтобы исследовать единственный предмет философии – дух, постигнуть ее живой смысл – понятие и обрести универсальный ключ ко всяческой истине – идею, решили не утруждать себя тяжким трудом изучения Философа, который проник в логический смысл абсолютного духа, а следовательно, и в истину всех его модификаций. Отвернувшиеся от духа и истины утратили тем самым предмет-метод своей профессиональной деятельности, а вместе с ним и профессию. Остался диплом – средство кормления в ловких руках философствующего наперсточника или какой-нибудь политологической шельмы. Не к ним относятся слова Философа: Истина есть великое слово и еще более великий предмет. Если дух и душа человека еще здоровы, то у него при звуках этого слова должна выше вздыматься грудь. Философский дух, содержание которого – целостное знание, должен быть целостным не только со стороны своей интеллектуальной, но и чувственно-волевой природы. В противном случае дух не выдержит напряжения борьбы за утверждение истины и, не выдержав, предаст ее. Лишь гармоничное развитие всех универсальных способностей человека: мышления, чувства и воли – образует культуру духа.

Философия как универсальный ресурс реформации духа нации

Философы ex professo должны быть держателями целостности многообразия мира, его идеи, носителями культуры духа в ее научном, художественном и нравственном выражении. Это они в эпоху философского скудоумия несут нравственную ответственность за качество духа нации. Это они в эпоху презрения к философии, как самопостигаемой истины, должны показать философию в качестве абсолютной культуры духа, универсальной основы общей и профессиональной культуры – высшей производительной силы общества. Это они в эпоху дезинтегрированной жизни должны объяснять народу природу духа как единого предмета философии и науки, религии и искусства, литературы и образования, экономики и политики, права и государства – словом, всех общественных отношений, образующих социальный макрокосм. Это они в эпоху духовного одичания должны воспитывать у народа благоговейное отношение к культуре духа, раскрывать ее практическую роль в улучшении жизни человека и общества, в сбережении природы, объяснять власти, технократам, всем страдающим мировоззренческой и профессиональной ограниченностью, что вложение средств в развитие человека есть инвестирование капитала во все сферы человеческой жизнедеятельности. Это они в эпоху тоталитарного экономизма должны показать необходимость сопровождения роста валового внутреннего продукта и прогресса цивилизации повышением разумности и нравственности народа, улучшением его здоровья, развитием всех видов культуры, иначе социальный организм превращается в материально-технического монстра, пожирающего человеческие и природные ресурсы и в конечном счете самого себя. Это они в эпоху духа с гипертрофированным интеллектом, волей-тестом и сердцем-сморчком, отдав должное нанотехнологиям, наукоемкому производству и экономике знания, должны указать их подлинное место на шкале человеческих ценностей, ибо знание как лишь аспект целостности духа, вне и вопреки нравственности, может обернуться злом, орудием разрушения. Поэтому не наукоемкая экономика, основанная на высоких технологиях и юридическом праве, – гордость технобюрократии, а разумно-нравственное, науко- и духовноемкое хозяйство – вот предмет истинного восхищения и торжества человеческого духа. К этой новой, одухотворенной экономике и общественной жизни в целом, выгодной не только труду, но и капиталу, не только национальному, но и мировому хозяйству, и должна привести культура духа народа, формируемая с помощью истинной философии и философов, не щебечущих на птичьем языке в корпоративных гнездах, повисших между землей и небом.

Взрыв сознания

Способен ли человеческий дух на этой стадии эволюции понять свою природу, осознать абсолютный дух, т.е. самого себя в своей полноте? Да! Гений человечества уже сделал это. Но не в смысле постижения всех составляющих духа и его формообразований во всех мирах, что означало бы прекращение эволюции земного человечества и его превращение в сверхчеловеческий дух, а с точки зрения понимания всеобщей, логической природы духа, знание которой также завершено и абсолютно, как и знание того, что 2х2=4. Вопрос в том, как была найдена истина духа и чем ее нам понять? Как чем, может спросить недоуменный читатель? Разумеется, умом. Каким? Ведь ум уму рознь. А многознание, переходящее порою в суетность многоумия, не делает лоскутный, заваленный всяким хламом ум, пригодным к познанию истины. Чем же человеку осознать смысл вещей и понять сверхчеловеческое? Духом, но не умным, а разумным. Во что вместить Беспредельность? В сознание, но не в обычное, конечное, а в философское, бесконечное. А если такого нет? Изначально, как и религиозность, оно присуще самой природе человеческого духа. Задача человека – превратить его из потенциального состояния в актуальное. Что для этого нужно сделать? Дерзать! Когда человек накопит критическую массу духовной энергии и воспламенится страстью к истине, тогда его дух взорвет свое ограниченное, прокисшее от лени сознание, взметнет к Небу обломки обывательского мирка «здравого смысла» и войдет в пространство бесконечной мысли, где переплавит в огне диалектики абстрактный, рассудочный, односторонний способ мышления в конкретное, понятийное, целостное мышление, которое только и способно осознать истину, объединить конечный человеческий дух с бесконечным Единым Духом. Есть ли другие пути восхождения к Абсолютному? Есть! Так интуиция вспышкой духовного света и религиозное чувство лучами любви пронзают и чувствознают Истину. Но эти формы духа не могут ни объяснить, ни тиражировать знаемое, тогда как понятийное мышление может. Потому оно и объективно, а при необходимых волевых усилиях и общедоступно. Человечеству во что бы то ни стало надо прорваться к духу и творчески овладеть им. Это требование эволюции как императив XXI века относится не только к идеальной, но и материальной природе духа, ибо спасение в его целостной, практической культуре – в самопознании и сознательном управлении своими энергиями, в господстве над собой как стихией. Лишь в качестве творческого интеграла духовно-материального бытия культура духа является абсолютным ресурсом человеческой жизни. Главы государств, осознавшие универсальное значение культуры духа в жизни народов, в управлении локальными и глобальными процессами мировой цивилизации, уже не просто юридически национальные лидеры, а вожди наций, держащие в своих руках абсолютный рычаг переустройства мира. * * * Тайна природы духа и способ ее познания заключены в формуле духа. В нее-то, дорогой читатель, нам и предстоит проникнуть в следующий раз. Но кто же научит знанию? Дух! Тот, который уже знает, и тот, который жаждет узнать.

Культура
здоровой
жизни - 6, 2014
КЗЖ - 4, 2014
КЗЖ - 1, 2014
КЗЖ - 4, 2013
КЗЖ - 3, 2013
КЗЖ - 5, 2012
КЗЖ - 3, 2012
КЗЖ - 1, 2012
КЗЖ - 6, 2011
КЗЖ - 4, 2011
КЗЖ - 2, 2011
КЗЖ - 1, 2011
КЗЖ - 3, 2010
КЗЖ - 2, 2010
КЗЖ - 1, 2010
КЗЖ - 2, 2009
КЗЖ - 1, 2009
КЗЖ - 3, 2008
КЗЖ - 1, 2008
КЗЖ - 4, 2007
КЗЖ - 4, 2006
КЗЖ - 2, 2006