КЗЖ 4-2013

В.И. Мурашов

Историческая задача России – 
обретение эволюционно­национального смысла: от жизни «по понятиям» к понятию жизни
Особенность российского младенческого либерализма, снедаемого патологической страстью к собственности (так и хочется сказать, когда же ты наконец подавишься? В низости духа, а не в экономике – его  материальном проявлении, заключены все болезни России и мира), состоит в том, что он есть отрицание социализма (по своему, исторически неразвившемуся, понятию,  представляющему собой более конкретную форму  идеи свободы) без диалектического снятия, то есть преобразования и сохранения в себе последнего (однако, его материально­финансовую плоть и кровь элитные, креативные и прочие шкурники сняли). Поэтому, будучи особенным, эгоистически абстрактным моментом понятия свободы, либерализм (точнее представляющие и дискредитирующие его) вместо того, чтобы углубляться в совесть и восходить к нравственности – своей конкретной, субстанциальной всеобщности, проникает во все органы и функции социального организма, превращаясь в тотальность формальной свободы – лишь внешней границы свободы по «понятиям». 

       Дух человечества — эволюционная тяга планеты. От его состояния зависит качество мировых процессов.
      Ось современного мира — эгоцентризм духа, вокруг которого вращается технократическая цивилизация.
Масштаб и скорость ее материальной глобализации обратно пропорциональны происходящим в ней духовным процессам.
      Этот дисбаланс между телом и душой планетарного духа есть болезнь мира, вызов, брошенный эго-духом эволюции человечества, его земному и космическому назначению.
      Веление эволюции — овладеть человечеству абсолютным ресурсом жизни и создать новую ось социального
мира — культуру духа как творческое отражение божественности на земле.

Философия и жизнь

Культура здоровой жизни, №4, 2013

Предыдущую часть работы мы закончили словами: «Намеченная здесь идеально-материальная природа мысли будет рассмотрена в следующей публикации». Чтобы понять абсолютное значение истинного знания о мысли в период ее интеллектуального и нравственного падения, а следовательно, и деградации человеческой жизни, которая, по существу, есть мысль в ее различных состояниях и формах, и тем самым поднять мысль-жизнь России на высоту ее понятия (идеи), вспомним, что было ранее сказано о бессознательно-самосознательной сущности сущего.
 

Мысль о пользе истинной мысли,

которая есть:
– наивысшее выражение единой жизни, представляющей собой в ее вечности и беспредельности продукт и принцип эволюции;
– самоидеализация эволюционирующей духоматерии-формы, отражающейся в самой себе, а это означает, что мысль существует не только в качестве самосознания (субъективной актуальной мысли), но и в виде бессознательных законов энергии-материи, стихийного духа и его космических формообразований (объективной потенциальной мысли), самосознательной идеальностью которых является собственно мысль как идеализованная реальность – тотальность бытия;
– энергия-смысл как мыслеформа Вселенной;
– динамическое единство мыслителя, мышления и мысли в их бессознательно-сознательной дифференциации творца, творчества и творения инволюционно-эволюционной шкалы духоматерии;
– «я» от человеческого до сверхчеловеческого, уходящего в иерархическую беспредельность;
– собственно дух, как идеализованная материя (природа) в виде чувства, воли, других универсальных способностей человека, субстанцией которых является мысль;
– все инволюционные и эволюционные формы единой жизни, в том числе и социум (культура и цивилизация) вместе с процессом и субъектом теоретического и практического, художественного и религиозного мышления;
– самосознание абсолютного, где каждая бессознательная и сознательная форма мысли1 вне и без последнего – мысленная абстракция, а потому исчерпывающее определение мысли равно целостному, систематически развернутому определению абсолютного.

Мысль познается сама собой. Из ее природы, как самосознательного бытия, где мысль есть бытие, а последнее – мысль, вытекает логически истинный способ (метод) самопознания мыслящего бытия или духа.

Объективно-субъективное понятие логической мысли триедино: реальность (материальность), ее идеальность и их различенное единство – самоидеализирующаяся (мыслящая) реальность как ее отражение в самой себе.
Логически мысль представляет собой поступательно-возвратный ход следующих мыслеопределений: всеобщее, как динамическое равенство самому себе, его саморазделение на себя и свое другое – особенное, и возвращение из своего другого, при одновременном нахождении в нем, к самому себе, – единичное, как саморазвернутое, конкретно-всеобщее понятие мысли – истина бытия-мышления (предмета-метода) в форме тройного умозаключения.

Это и есть принцип философского (самосознательного), логически целостного способа мышления, который строится по объективной логике бытия, точнее – самой мысли как мыслимого бытия, т.е. по своим собственным законам, ибо мысль в вышеуказанном, а не обывательском смысле – это творческая основа беспредельной духоматерии, организованной мыслью в систему миров как свою метаморфозу. Реально-логическая структура каждой ее составляющей: от наипростейшей формы единой жизни до абсолюта – есть структура самой мысли, которая потенциально и актуально содержится в любой форме бытия и мышления.
Знание триединой структуры материи и духа, как универсального принципа природы, человека и общества, и сознательно-волевая жизнедеятельность в соответствии с ним есть всеобщее условие полноты жизни и ее сохранения, еще не осознанный идеально-реальный ресурс развития России. Но чем и как продолбить материальную оболочку товарно-денежного, рыночно-потребительского мозга, дремучую кору непонимания практического значения философской культуры мысли, которая по своему понятию есть собственно человеческая, т.е. мыслящая жизнь, основанная не на любой, а на истинной, логически триединой, целостной мысли, ее чувственно-волевых (трудовых) модификациях?

Так, если мысль-жизнь в ее логической форме всеобщего – реально-сверхчувственной субстанции, развернувшей себя в пространстве и во времени в свои внешне-реальные формы, – особенное, не возвратится из него, как из своего другого, к самой себе и не станет тем самым единичным, т.е. логически (бытийно-мысленно) целостным, конкретно-всеобщим понятием (идеей) как систематически различенной внутри и во вне себя единой мыслью-жизнью, то последняя будет неистинной и нежизнеспособной, поскольку ее явления (логически особенное) войдут в противоречие со своей сущностью (логически всеобщее), станут смыслолишенными, оторванными от своей жизненной основы, в результате чего логически единичное (любая форма бытия-мышления, например, государство) окажется саморазорванным и обреченным на гибель.

Таково значение триединой реально-логической структуры принципа бытия и мышления (материи и духа), и таковы последствия бессознательного либо сознательно-волевого отклонения от объективно-субъективной матрицы жизни.

Суть дела заключается не только в том, что фактически что-то есть, а в том, чтобы эта материальная или духовная реальность соответствовала своему логически триединому понятию и благодаря этому являлась бы тем, чем она должна быть по своему смыслу.
Так, например, существуют философы, институты философии без понятийного, т.е. философского, мышления. Есть государства без фактического суверенитета. Есть государственная власть без разума и нравственности.

Есть жизнь без смысла, произведения искусства без существенного содержания, продукты и товары народного потребления без должного качества (фальсифицированный факт, фальшивое бытие), юридические законы без права.
Есть либерализм без свободы – либерализм произвола, экономика в форме ложной финансовой идеальности, государственная политика без национального самосознания, семья без любви, храм без Духа Святого.
Есть головы, чтобы есть.
Существуют и другие явления (феномены) человеческого духа, в той или иной мере лишенные своего сверхчувственного смысла (ноумена), без которого реальность недействительна, так как не является единством понятия (истины, свободы, красоты) и его объективности, называемого в классической философии идеей. В результате жизнь в виде явления природы, человека или государства подлежит разложению и смерти.
Не будет истинной мысли-жизни в ее многообразных явлениях и без материальной (фактической) составляющей их триединого принципа (понятия). Таковы деньги без экономической реальности, экономика, сведенная либерал-монетаризмом к финансовой идеальности (оборотная сторона профессионального убожества абстрактной экономической мысли), права и свободы граждан без фактических (материальных) условий и средств их реализации, демократия без реального народовластия, владения, пользования и распоряжения государственной (общенародной) собственностью.
Земля и другие природные ресурсы, которые согласно Конституции есть основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях, будучи в руках олигархов, коррумпированных чиновников и транснационального капитала, не являются таковой, равно как и одно лишь наличие самой Конституции без нравственно-правовой воли власти и общества, соответствующей культуры духа народа не придает ей значение государственно-правовой действительности.
Такова цена истинной и ложной мысли, подлинной и фальшивой философии, ответственности и безответственности власти за состояние культуры мышления народа – универсального ресурса жизни, представляющего собой для современной России неосознанный логический объект (НЛО).
Логическим эквивалентом явления без его сущности (реальности без своей идеальности) и сущности без явления (идеального без реального) будет рассудочное, конечное, саморазорванное мышление, о котором Гегель сказал так: «Все заблуждения происходят от того, что мыслят и действуют согласно конечным определениям», а волевым – произвол, принимаемый однобоким мышлением за настоящую свободу.
Лишь динамически-различенное тождество сущности и явления, понятия и его реальности есть подлинная мысль-жизнь, идея, действительность. С этой, научной, точки зрения и следует рассматривать все природные и социальные явления. Тогда, например, экономика, как условие и средство жизни народа, предстанет в своем истинном свете – в виде органического единства материального производства и его сознательно-волевого опосредствования, где сознание постигает законы общественного производства, разумно-волевым выражением которых являются нравственность и право, удерживающие с помощью внутреннего, добровольного самоопределения воли и внешнего принуждения со стороны юридического закона и государства духовные, материальные и организационные составляющие экономики в границах ее познанных и свободно реализуемых законов. И в этом, логически целостном, понимании экономика, как природно-социальное тело государства, является экономической действительностью, правом, нравственностью и государством в форме живого, исторически конкретного национального хозяйства, соответствующего своему понятию.
Цель такой экономики, как материальной формы бытия триединого принципа мысли-жизни, заключается не в том, чтобы извлекать прибыль путем эксплуатации природы и человека, спекуляции и социальной несправедливости, а в том, чтобы быть средством индивидуальной и общественно-государственной жизни народа в согласии с ее смыслом – внутренней, внешней и внутренне-внешней свободой в виде морали, права и нравственности, как сознательно-волевой идеализации экономической реальности, организованной в государство – основу и способ действительного существования экономики.
При таком взгляде на экономику меняется и критерий ее истинности, развитости и здоровья. Им уже является не материальная абстракция в качестве собственно экономических показателей, которые могут быть достигнуты и противоэволюционной, вредоносной деятельностью, противоречащей законам как самой экономики, так и законам жизни природы, человека и общества, что собственно и происходит в условиях кризисной либерально-транснациональной экономики лжи, произвола и социальной несправедливости, а духовно-материально-организационная целостность общественной жизни – практически действующее самосознание экономики в форме права, нравственности и государства.
Указанные формы экономики есть та же экономика в ее сознательно-волевом, т.е. целостном, истинном выражении, которая в отличие от монетарно-рыночной экономики, лишенной самосознательного разума, а потому и несвободной, кризисной и неэффективной, находящейся в том или ином противоречии с правом1, нравственностью и государством,
– знает свои собственные законы в их материально-духовном проявлении – разумна;
– осуществляет свое расширенное воспроизводство в соответствии с этими законами, эволюцией природы и человека – свободна;
– существует в виде экономико-нравственно-правовой действительности в природно-государственном организме, воспроизведя его духовные, материальные и организационные составляющие, отражаясь в них и отражая их в себе, обеспечивая тем самым жизнедеятельность народа в соответствии с его национальной идеей и смыслом жизни.
Где же находится такая экономика? Потенциально – в прошлом, частично – в настоящем, переходящем в будущее, ибо абсолютная цель духа народа, одной из форм которого является экономика, – обрести самосознание, в том числе и экономическое, и воплотить его в материально и духовно развитую, высокотехнологичную и нравственную экономику – свободу, где реализация смысла эволюции природы и человека станет интегральным показателем эффективности и подлинности экономики. Когда это будет? Если будем только вопрошать – никогда.
Так триединый принцип мысли-жизни (понятие) в виде духовно-материальной субстанции (общественного труда) логически реально развертывает себя в систему экономических и сознательно-волевых явлений (идеализация, практическое самосознание материального), которые в форме права, нравственности и государства, адекватных своему понятию, есть основа-способ действительного существования экономики, универсальный критерий ее истинности.
Без осознания этого принципа всего материального и духовного выход экономики из перманентного кризиса, ее развитие вместе со своей сознательно-волевой  формой – невозможны, ибо она и ее мысль о самой себе, даже и отмеченная Нобелевской премией, остается абстракцией, следовательно, неистинной.
Из реально-идеальной природы мысли, – самосознательного духа, вытекает смысл смертно-бессмертной жизни человека как самоцели, который, будучи единым для религии и науки, должен стать сознательной целью общественного бытия: социально-экономического и государственно-правового строя, культуры в целом. Этим смыслом является сущность мыслящего, чувствующего и практически действующего (волевого) духа и его внеземного и земного тела: истина, красота, свобода, свет и здоровье, с религиозной точки зрения – божественность духа – любовь, раскрывающаяся в человеке как образе и подобии Божием в процессе эволюции.
Вот на что должна быть ориентирована жизнедеятельность человека, семьи, гражданского общества и государства, если последнее намерено быть таковым и развиваться.
Вот какой самоцелью должно руководствоваться правительство страны, материальная и духовная жизнь социального организма в целом.
Вот на что необходимы деньги, которых именно на это всегда и не хватает.
Степень выявления сущностных качеств духа народа в индивидуальной и общественной жизни есть высшее мерило его жизнеспособности и развитости, критерий истинности духовных, материальных и организационных составляющих культуры и цивилизации, соответствия государства своему понятию.
На постижение и реализацию указанной сущности духа, как всеобщего смысла человеческого бытия, фундаментальной основы России в качестве национальной идеи духовно-нравственной и здоровой жизни, творческой субстанции государственной политики, универсального средства-самоцели, и должны быть направлены наука и образование, экономика и здравоохранение, искусство, СМИ – государство в целом. В противном случае дух лжи, коррупции и национального предательства вышибить из расслабленного сознания и тела социума будет нечем.
Вот почему мысль о мысли имеет решающее практическое значение, ибо истина жизни, как самоцель, открывается духу народа в истинном мышлении и истинном религиозном чувстве.
Вот почему мысль-жизнь играет ведущую роль в эволюции человека, истории нации и человечества, ибо эволюция природы и духа есть бессознательное и сознательное развитие мысли.
Вот почему в Год культуры следует обратить внимание на ее всеобщую основу – культуру мышления, ибо последняя есть культура жизни. И если мысль – это основа жизни, значит, надо улучшать мысль, поднимать ее на уровень философского, истинного, целостного мышления и преодолевать тем самым его конечный, рассудочно-разорванный способ внутреннего и внешнего бытия.
Вот почему мысль, как мыслящая духоматерия в ее соответствующем эволюционном состоянии и самооформлении, наивысшая концентрация реально-идеальной природы абсолютного, потенциально и актуально содержащая в себе свои естественные и культурные составляющие – все формы сверхчеловеческого и человеческого духа, и развертывающая себя в природный и социальный мир, должна стать всеобщим предметом национального образования, сознательно-волевым ресурсом преобразования духа народа, универсальным орудием развития России, ибо мысль есть материально-духовное все во всем, сама беспредельность единой жизни.
Вот почему работа, публикуемая в настоящем журнале, имеет название «Культура духа», ее теоретический раздел – «Культура мышления», практический – «Философия и жизнь», ибо основная проблема современной России наряду с падением культуры, извращением свободы – произволом, экономикой как материальной формой безнравственности, демократией без реальной власти и собственности народа, государством, противоречащим своему понятию, – это незнание самой себя, отсутствие адекватного национального самосознания, неразрывного с патриотическим чувством, на что российский по форме и вненациональный по содержанию либерализм-эгоизм принципиально неспособен.
Главная задача философии – способствовать выработке культуры духа народа: культуры мышления, чувства и воли как абсолютного ресурса-самоцели развития страны, по отношению к которому все материальные и организационные ресурсы – его модификации. Вот в чем заключается ценность философии как универсальной науки и самосознательной практики жизни, выявляющей с помощью истинной идеальности подлинную и фальшивую реальность, понятие, идею человеческого бытия, его индивидуальный и общественный смысл.
Вот почему философия, как наука о мысли, должна стать самосознательной основой жизни народа, его государственной политики и общественного бытия, организованного в государство.
Бесконечность бессмертной мысли, как альфы и омеги сущего, его безначального начала и бесконечного конца, есть и бесконечность ее самопознания. После долгой титанической работы философской мысли в сфере своей идеальной природы ей предстоит сознательное возвращение из своего реально-идеального состояния к стихийно-материальной основе, без которой она – логическая абстракция, задерживающая сознательно-волевую эволюцию человечества. Углубление мысли в самое себя – есть развитие истины как абсолютной ценности самосознательной жизни.

Незавершенное понятие мысли

В чем же заключается эта незавершенность? Для ответа на данный вопрос необходимо рассмотреть принцип исторической вершины мировой философской мысли – философии объективного (абсолютного) идеализма Гегеля. В условиях непрерывной работы духа по осознанию самого себя принцип абсолютного идеализма должен выявить как свою недостаточность, поскольку «каждый и без того сын своего времени; таким образом, и философия есть точно так же современная ей эпоха, постигнутая в мышлении» (Гегель), так и скрываемую им до поры, пока не исполнится время, свою бесконечную потенцию.
Что же представляет собой этот принцип философии как временнго и вневременнго постижения абсолютного посредством понятия? Само абсолютное (идею), свернувшее себя в самоабстракционировании в мысль-разум в форме понятия – субстанции-субъекта природного и духовного мира.
Что есть мысль-понятие, к которой сводится все дочеловеческое, человеческое и сверхчеловеческое, в качестве истины? Этот вопрос имеет не только научное, но и практическое значение, так как истинность мысли – это истинность жизни, в чем, собственно, и заключается прагматизм философии.
Как бессознательно-сознательный процесс и результат идеализации материального, мысль – это трансмутация в духовно-огненном горниле «я» пространственно-временнго, чувственно-многообразного, единичного во внутреннее, сверхчувственное, всеобщее мыслящего духа, понятие которого есть единство себя и своего другого – идеализированной природы.
По своей феноменологической структуре мысль – творческая основа и продукт эволюции духа в качестве всеобщей имматериальности природы – души, ставшей «я», – есть динамическое единство бытия и мышления, не существующих друг без друга. Бытие (сущее) есть мысль как внешне-внутреннее (объективно-субъективное) бытие. Мысль есть внутренне-внешнее (субъективно-объективное) бытие – реально-идеальная мысль.
Содержание мысли – знаемые свойства, законы бытия. Ее форма – определения мысли, идеализирующие (снимающие и сохраняющие в себе) природу сущего, которые принадлежат как бытию, так и мышлению, благодаря которому бытие (предмет мысли) есть то, что оно есть по своей сути.
На ступени разума, содержащего в себе природу, ее идеальность – душу, идеальность души – «я», сознание, которому вначале противостоит, а затем идеализуется «не-я», сущее – постигнутое содержание конкретного самосознания, как единства себя и сознания, – мышление равно бытию, а бытие – мышлению. И от того, что бытие мыслится (знает о самом себе), оно не перестает быть объективной реальностью. Здесь объективно-субъективная мысль есть бытие, бытие-мысль – принцип материально-духовного мира, его бессознательно-сознательный творец.  
По своей логической структуре реальная мысль, как идеализованное сущее, триедина. Ее понятие представляет собой живое взаимообусловленное единство всеобщего, особенного и единичного самоопределения мысли, содержащей в себе категории – мысленные определения сферы бытия (понятие в себе), определения рефлексии сферы сущности (понятие для себя), определения собственно понятия (понятие в себе и для себя). Последнее в качестве истинного знания есть его познанные логически реальные ступени – бытие, сущность, само понятие, – постигнутое и тем самым теоретически (а в форме воли и практически) созданное существенное бытие, действительность, как самореализованное понятие, – идея, или вся полнота истинности мысли в объективно-субъективной форме ее логической системы – науки логики.
Незавершенность мысли-понятия, как универсального принципа мира и критерия его истинности в философии объективного идеализма, состоит в понимании мысли в качестве идеализованности материального без материальности идеального в его собственной сфере всеобщего, мысли. И если мысль-мыслитель (дух, самоорганизованный в свои бессознательные и самосознательные формы, порождающий самого себя и свое другое – природу и социальный мир) еще не оторвалась от своего естества, то мысль-мышление (деятельность мыслителя, «я», производящего мысль, всеобщее, существующее для самого себя, реально логическое, где мысль есть мыслимая вещь, а последняя – чистая мысль в виде соответствующих форм саморазвивающейся мысли от ее абстрактного (бытие) до наиконкретнейшего (идея) самоопределения) – уже полностью абстрагировалась от своего другого – материи, сопровождающей все ее состояния и формы, и замкнулась в самой себе – чистой сфере логического.
Как объективно-субъективный продукт самой себя, здесь мысль реальна лишь идеально. Эмпирически-чувственная реальность (материальность), удвоившая себя в мысли, как сверхчувственно-всеобщем, осталась в пространственно-временнм измерении. Что же касается материи самой мысли, двойным самоотражением которой и является собственно мысль, то она выпала из сферы своего удвоения – реально-идеального, оказавшегося тем самым абстракцией.
В действительности же мысль существует не только в качестве мыслимого бытия как объективного содержания мысли, но и в виде материального (энергетического) субстрата-формы, неотъемлемого от своего логически реального содержания-формы, в динамическом единстве с которым огненная стихия мысли представляет собой конкретную идеально-материальную, сверхчувственно-чувственную (в высших измерениях духоматерии) мысль-энергию воспроизводящего себя абсолютного.
Такое целостное, идеал-материалистическое понимание мысли в виде нерасторжимого единства ее энергоносителя, идеализованной реальности и физической идеальности логического, как его наличного (огненного) бытия в мире самой мысли, есть саморазвитие единого принципа мировой философии. В результате этого она не превращается ни в натурфилософию, ибо стихийно идеальная природа мысли открывается ей в ней же самой, ни в теософию, так как имеет своим предметом то же абсолютное, но постигаемое философским, т.е. понятийным методом, ни тем более в эзотерическую или оккультную философию, поскольку само понятие философии как науки есть познание истины путем превращения тайного в явное, самое себя – мыслящую мысль, понятие, идею, как знаемую, открытую духом (и в этом смысле экзотерическую) закономерность бытия-мышления.
Философия, самосознательным принципом которой станет мысль как различенное единство реально логического и психоэнергетического, постигающе-созидающее себя энергопонятие, будет синтезом всех философских и иных направлений-способов самопознания духа. Влияние такой философии на жизнь равно духовно-материальной, следовательно, тотальной революции в эволюции человечества, поскольку эта философия – не только универсальный способ постижения абсолютного посредством мысли в форме понятия, но и научная практика творения человеческого бытия и окружающего мира непосредственно мыслью как мыслью-материей, мыслью-энергией, мыслью – лучом света – созидающе-разрушающее оружие, которое человеку предстоит взять под сознательно-волевой контроль.
Так человек сделает сознательный шаг по пути приближения к своей духовной Сущности, заповедь которой «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5.48) есть высшая цель человеческой жизни, самоцель.
Мысль о вещественности мысли не нова. Она неоднократно встречается в истории философии. Говорит о ней, отрицая ее, и автор Науки логики, которую «следует понимать как систему чистого разума, как царство чистой мысли. Это царство есть истина, какова она без покрова, в себе и для себя самой. Можно поэтому выразиться так: это содержание есть изображение Бога, каков он в своей вечной сущности до сотворения природы и какого бы то ни было конечного духа…
Следует отбросить мнение, будто истина есть нечто осязаемое. Подобную осязаемость вносят, например, даже еще в платоновские идеи, имеющие бытие в мышлении Бога [толкуя их так], как будто они существующие вещи, но существующие в некоем другом мире или области, вне которой находится мир действительности,
обладающий отличной от этих идей субстанциальностью, реальной только благодаря этому отличию. Платоновская идея есть не что иное, как всеобщее, или, говоря более определенно, понятие предмета» (Гегель. Наука логики. Т. 1. – М., 1970, с.103–104).
Доказательство того, что «чистая мысль», или объективная идеальность, не может существовать без своего стихийного энергоносителя (в его соответствующей качественно-эволюционной форме), саморефлексом которого она является, а также и того, что идеи, мысли, логически всеобщее существуют в мышлении Бога и суть вещи физически идеального и духовного мира самой мысли-энергии, и наконец, что логический бог, «каков он в своей вечной сущности до сотворения природы и какого бы то ни было конечного духа», вне высшего состояния духоматерии – всеначального духовного огня, есть мысленная абстракция, не способная к действительному творчеству, – все это вытекает из понятия, точнее идеи, самого духа.
Логический бог как чистая мысль есть вместе с тем и чистый огонь – творец, творчество и творение, «потому что Бог наш есть огонь поядающий» (Евр. 12.29). Как бессознательно-сознательная мысль, дух (в понятие которого так и не проникло беспонятийное, рассудочно-разорванное мышление критиков философии абсолютного идеализма, являющейся по словам ее создателя, сына своего времени, современной ей эпохой, постигнутой в мышлении), не может оторваться от материи как своего другого, а следовательно, и выпрыгнуть из самого себя. Нематерии нет. Материя есть все во всем в ее различных дифференциациях, инволюционно-эволюционных  состояниях и формах.
После того как сверхчеловеческий разум, бывший когда-то человеческим, дал человечеству новое знание о материи, высшим состоянием которой является триединый дух-огонь – стихийная основа мысли и самое мысль в ее огненно-логическом (энерго-идеальном) единстве, философия должна стать наступающей эпохой космического огня, постигнутой в понятийном мышлении. Это нужно не для Учения Огня, способ передачи и познания которого определен Иерархией Света, а для дальнейшего развития самой философии, специфическое отличие, центр и периферия которой – понятие, несущее в себе свой предел, и его преодоление – возрождение в огне.
Обогащенное знанием огненной субстанции мира и ее иерархического самосознания, углубляющееся в себя понятие постигает свою физически идеальную,  всепроникающе-связующую огненную природу и превращается тем самым из логически реального принципа философии объективного идеализма в огненно-идеальный принцип философии материалистического (огненного) идеализма.
Новизна этой философии заключается в том, что ее мыслеогненный принцип должен развертывать себя в виде двойной спирали: реально-идеального (объективно-субъективного) понятия и идеально-материального  способа психоэнергетического бытия логического понятия в виде определенной формы материи мысли, где мысль как знание-свет есть в то же время и смысл-вещь, идея духоматериального мира – живое единство физически и логически идеального, энергобытия и энергомышления.
Принцип мысли-огня как субстанция-субъект мироздания, потенциально и актуально содержащий в себе беспредельную шкалу духоматерии и опыт своих инволюционно-эволюционных состояний и форм, в отличие от чисто логической, реально-идеальной мысли, способен к самопревращению в действительный макро- и микрокосмос и есть истинный принцип практического духа-творца (абсолютного), периодически порождающего из себя и растворяющего в себе триединый мир как самого себя.
Философия будущего, содержащая в себе прошлое и настоящее, – это наука и практика постижения и творения сущего, индивидуальной и общественной жизни на основе мысли-огня, энергии-смысла – бесконечного ресурса-самоцели человеческого бытия, сознательно-волевому овладению которым и должна способствовать философия огненного (материалистического) идеализма как духовно-материальный интеграл сверхчеловеческой и человеческой, религиозной, научной и философской мысли-энергопонятия, саморазвивающегося в мыслеформу огненной истины.

(Продолжение следует)

Культура
здоровой
жизни - 6, 2014
КЗЖ - 4, 2014
КЗЖ - 1, 2014
КЗЖ - 4, 2013
КЗЖ - 3, 2013
КЗЖ - 5, 2012
КЗЖ - 3, 2012
КЗЖ - 1, 2012
КЗЖ - 6, 2011
КЗЖ - 4, 2011
КЗЖ - 2, 2011
КЗЖ - 1, 2011
КЗЖ - 3, 2010
КЗЖ - 2, 2010
КЗЖ - 1, 2010
КЗЖ - 2, 2009
КЗЖ - 1, 2009
КЗЖ - 3, 2008
КЗЖ - 1, 2008
КЗЖ - 4, 2007
КЗЖ - 4, 2006
КЗЖ - 2, 2006