Идеально-материальная мысль как принцип философии

В.И. Мурашов

Историческая задача России – 
обретение эволюционно­национального смысла: от жизни «по понятиям» к понятию жизни
Особенность российского младенческого либерализма, снедаемого патологической страстью к собственности (так и хочется сказать, когда же ты наконец подавишься? В низости духа, а не в экономике – его  материальном проявлении, заключены все болезни России и мира), состоит в том, что он есть отрицание социализма (по своему, исторически неразвившемуся, понятию,  представляющему собой более конкретную форму  идеи свободы) без диалектического снятия, то есть преобразования и сохранения в себе последнего (однако, его материально­финансовую плоть и кровь элитные, креативные и прочие шкурники сняли). Поэтому, будучи особенным, эгоистически абстрактным моментом понятия свободы, либерализм (точнее представляющие и дискредитирующие его) вместо того, чтобы углубляться в совесть и восходить к нравственности – своей конкретной, субстанциальной всеобщности, проникает во все органы и функции социального организма, превращаясь в тотальность формальной свободы – лишь внешней границы свободы по «понятиям». 

       Дух человечества — эволюционная тяга планеты. От его состояния зависит качество мировых процессов.
      Ось современного мира — эгоцентризм духа, вокруг которого вращается технократическая цивилизация.
Масштаб и скорость ее материальной глобализации обратно пропорциональны происходящим в ней духовным процессам.
      Этот дисбаланс между телом и душой планетарного духа есть болезнь мира, вызов, брошенный эго-духом эволюции человечества, его земному и космическому назначению.
      Веление эволюции — овладеть человечеству абсолютным ресурсом жизни и создать новую ось социального
мира — культуру духа как творческое отражение божественности на земле.

 

ИДЕАЛЬНО-МАТЕРИАЛЬНАЯ МЫСЛЬ КАК ПРИНЦИП ФИЛОСОФИИ

В предыдущей статье** мы поставили следующий вопрос: «реализовал (исчерпал) ли дух объективного идеализма свое понятие (идею) и не окажется ли понятие духа после своего возвращения к своему иному – материи, которая есть все во всем в ее различных состояниях и формах, в том числе и сам дух как индивидуализированная имматериальная материя (природа) в виде человека, – незавершенным в своем развитии понятием? Осознание материальности самой идеальности,  энергетической природы логического мыслеопределения – категории и понятия, вхождения человеческого духа в самого себя как в беспредельность энергомысли – истинного первоначала жизни и философии материалистического идеализма – и будет ответом на этот вопрос».

Продолжая постижение понятия духа как основы генезиса энергомысли, мы исходим из

- принципа философии объективного (абсолютного) идеализма;
- выявления историко-логической границы его самосознания;
- выхождения из самого себя и самопревращения в принцип материалистического  идеализма.

 Кратко рассмотрим намеченное. «Положение о том,  – говорит Гегель, – что конечное идеально, составляет идеализм. Философский идеализм состоит только в том, что конечное не признается истинно сущим. Всякая философия есть по своему существу идеализм или по крайней мере имеет его своим принципом, и вопрос в таком случае заключается лишь в том, насколько этот принцип действительно проведен… Проведение этого принципа зависит прежде всего от того, остается ли [в данной философии]  самостоятельно существовать наряду с для-себя-бытием еще и конечное наличное бытие, а затем и от того, положен ли в бесконечном уже сам момент «для-одного» – отношение идеального к себе как к идеальному1. Именно «Эта идеальность конечного есть основное положение философии, и каждое подлинно философское учение есть поэтому идеализм… Основное понятие философии – истинно бесконечное»2. И наконец «Принцип философии – бесконечное свободное понятие и все ее содержание основывается исключительно на нем»3.

Самореализованное понятие как идеализованная (постигнутая) реальность и реализованная идеальность (свобода) есть снятое и сохраненное в самом себе единство реального и идеального, бытия и мышления, конечного и бесконечного, а потому: идеальное, мышление, бесконечное, содержащее в себе реальное, бытие, конечное.

Чтобы понять идеальное, бесконечное как истинный принцип философии –  духовного ресурса общественного бытия, находящегося «в-себе» в историческое время антифилософского общественного сознания, нужно выйти за пределы конечного, рассудочного, обыденного сознания, преобразовать его в бесконечное, понятийное, подлинно философское мышление, потому как указанный принцип есть понятие (субъект-объект философии, вся философия) без которого в философии, как науке истины,  делать нечего. «Точка зрения понятия есть вообще точка зрения абсолютного идеализма, и философия есть познание посредством понятий»4.

Что же такое идеальное не с обыденной, рассудочной, а философской, понятийной точки зрения? Противоположностью идеального является реальное. Что есть реальное? Если мы, говорит Гегель «рассматриваем наличное бытие как сущую определенность, то мы тогда имеем в нем то, что понимают под реальностью. Так, например, говорят о реальности некоторого плана или некоторого намерения и понимают под этим то, что план, или намерение, уже не есть лишь нечто внутреннее, субъективное, а получил наличное бытие. В том же смысле можно также назвать тело реальностью души и право – реальностью свободы или всю Вселенную вообще – реальностью божественного понятия. Но часто говорят о реальности еще и в другом смысле и понимают под нею то, что нечто ведет себя соответственно своему существенному определению или своему понятию. Так, например, говорят: … это – реальный человек. Здесь речь идет не о непосредственном, внешнем наличном бытии, а, скорее, о соответствии некоего налично существующего своему понятию. Но понимаемая так реальность уже более не отличается от идеальности (der idealitat)5.

Реальность и идеальность – это не два самостоятельных определения, как считает логически разорванное сознание, а идеальность является таковой, лишь будучи идеальностью реальности, единством себя и своего другого, для себя сущим бытием, которое, как снятое бытие соотносится лишь с собой, есть внутри себя различенное целое, одно, так как «то, во что нечто переходит, есть то же самое, что и само переходящее (оба имеют одно и то же определение,  а именно быть другим), то в своем переходе в другое нечто лишь сливается с самим собою, и это отношение с самим собою в переходе и в другом есть истинная бесконечность»6. Это и есть понятие идеального с позиции понятийного, логически целостного мышления.

Для закрепления понимания первонального определения «идеальное», приведем еще одно положение из Науки логики Гегеля. «Сознание уже как таковое содержит в себе определение для-себя-бытия, так как оно представляет себе предмет, который оно ощущает, созерцает и т.д., т.е. имеет его содержание внутри себя, которое, таким образом, дано как идеальное… Для-себя-бытие есть полемическое, отрицательное отношение к ограничивающему иному и через это отрицание иного – рефлектированность в себя, хотя наряду с этим возвращением сознания в себя и идеальностью предмета еще сохранилась также и его реальность, так как его знают в то же время как некое внешнее наличное бытие. Сознание, таким образом, охватывает лишь явления, или, иначе говоря, оно дуализм: с одной стороны, оно знает о некотором другом, внешнем для него предмете, а с другой, есть для себя, имеет в себе этот предмет идеальным, находится не только при этом ином, а в нем находится также при себе самом. Напротив, самосознание есть для-себя-бытие как исполненное и положенное; указанная выше сторона соотношения с некоторым иным, с внешним предметом устранена. Самосознание есть, таким образом, ближайший пример наличия бесконечности »7, принцип идеализма, отвечающий указанным ранее требованиям своего понятия, а именно: отсутствие самостоятельного существования наряду с для-себя-бытием еще и конечного наличного бытия и присутствие в бесконечном самого момента «для одного» как отношения идеального к себе в качестве идеального.

* * *

 Соответствует ли сам принцип объективного идеализма – идеальное (которое представляет собой различенное в себе единство со своим иным, реальным, существующим для себя как завершенное снятие его конечной, чувственной природы) своему понятию и насколько он проведен через всю систему философии, вплоть до идеи абсолютного духа – самореализованного принципа? Подробный ответ на этот вопрос буден дан в следующей работе.

 Идеальное для идеального, как внешнее (материальное), сведенное духом к внутреннему, духовному единству, есть мысль. Собственная сфера ее бытия – сверхчувственный,  умопостигаемый мир. В нем мысль прощается, по словам Гегеля, с «последним остатком чувственного и свободно пребывает у самой себя, она отрекается от внешней и внутренней чувственности»8 и как идеальное предстает в качестве всеобщего для всеобщего, ибо «мысль и всеобщее есть именно то, что она есть она же сама и ее иное, что она охватывает затем и это последнее и ничто не остается вне ее»9.

Индивидуализированным всеобщим, живым единством бытия и мышления является «я» – бесконечное отношение с самим собой субъекта-объекта, самоидеализация человеческого духа, благодаря которой «я» идеализирует, превращает в самого себя «не-я». Как мысль мысли «я» есть динамическое единство субъекта, объекта, процесса и продукта мышления. «Мы можем сказать: «я» и мышление есть одно и то же; или более определенно: «я есть мышление как мыслящее. То, что есть в моем сознании, есть для меня… Таким образом, «я» есть всеобщее, в котором абстрагируются от всего особенного, но в котором вместе с тем все заключено в скрытом виде. Оно есть поэтому не чисто абстрактная всеобщность, а всеобщность, которая содержит в себе все… В «я» перед нами совершенно чистая мысль»10. В качестве процесса мышления «я» – это всеобщая духовная деятельность. «Мышление как деятельность есть, следовательно, деятельное всеобщее – деятельность, производящая именно себя, так как  деяние, то, что произведено, есть всеобщее»11. Постигая чувственно-многообразное, говорит Гегель, мы еще не мыслим. «Только соотнесение его есть мышление… Я вообще значит мышление… простое тождество с собой, а это и есть мышление»12.

Продукт мышления как истинная мысль, содержащая в себе субъект, объект, процесс и способ мышления, есть понятие, «в себе и для себя сущая суть, логос, разум того, что есть, истина того, чтó носит название вещей»13. Разумная мысль как идеальное, есть опосредствованное собой единство объективного и субъективного, ибо «то, что мыслится, есть, и что то, что есть, есть постольку, поскольку оно есть мысль – есть для себя»14. Вот почему «Разум – это высшее соединение сознания и самосознания, т.е. знания о предмете и знания о себе… есть достоверность того, что его определения являются столь же предметными определениями, определениями сущности вещей, сколь и нашими собственными мыслями. Он столь же есть достоверность его самого,  субъективность, сколь и бытие, или объективность, в одном и том же мышлении»15. Вот почему мысль, как всеобщая, бессознательная и сознательная основа природы и духа, есть объективно идеальное – принцип философии объективного идеализма.

В виде интеллигенции, теоретического духа, мысль – «знающая себя как определяющий принцип содержания, которое в такой же мере принадлежит ей, в какой оно определено как сущее, есть воля»16 , без которой «невозможно также относиться теоретически или мыслить, ибо мысля, мы деятельны… Следовательно, эти различия нераздельны: они одно и то же, и в каждой деятельности, как мышления, так и воления, обнаруживаются оба момента»17.

Таким образом, идеальное как истина конечного, бесконечное мышление, содержащее в себе бытие, есть объективно идеальное – принцип философии, представляющий собой единство бытия и мышления (реального и идеального) в сфере самого мышления. Здесь мысль – смысл бытия, есть духовно реальная, в себе и для себя сущая, замкнутая внутри себя объективная мысль, понятие, саморазвивающееся в систему объективного  идеализма: логическую идею, идею природы и идею духа как их истину.

* * *

Но пребывает ли эта истина в своей полноте?  Истинен ли принцип философии в качестве идеального для идеального, объективно-субъективной мысли без наличия в ней самой, в идеализации сохраненного, неотторжимого от нее материального (природного, стихийно-культурного как бессознательного, полусознательного или сознательного) и бесконечны ли такая мысль и дух, ее порождающий? Для истинного ответа на этот вопрос нужно удерживать в сознании следующие положения самой философии объективного идеализма:

- мысль есть чистая самость духа (Гегель), который «имеет свою непосредственную собственную природу, свою физическую, органическую природу»18, которая «вообще не может быть оторвана от духа, она принадлежит духу»19;

- мысль, как самосознание духа, содержит в себе природную, антропологическую, феноменологическую, психологическую, логическую и собственно философскую (абсолютную) структуру, снимающую предшествующие;

- мысль – это взаимоопосредствованное единство объекта и субъекта (бытия и мышления), которое и есть дух, «я» и в котором «момент природности не может отсутствовать»20, ибо «бытие, оттого что оно теперь  мыслится, уже и не бытие как таковое,  – это только нелепый идеализм, полагающий, что если нечто мыслится, то оно перестает от этого быть»21;

- истина есть идея – единство понятия и реальности, положенной самим понятием (мыслью) из самого себя. В логической мысли, согласно объективному идеализму, ее содержание и форма едины. Ее внутренним наличным бытием, духовной реальностью является сама идеальность, объективная мысль.

Но философская структура мысли включает в себя не только идеализованный объект (мыслимое бытие) как снятую конечную, внешнюю реальность, но и творческий субъект, идеализирующий (постигающий) объект, так как мысль есть динамическое единство процесса и результата мышления мыслителя. Последний в качестве «я» есть духовная самоабстракция своего конкретного бытия – космоса, познающего самого себя через свою сознательно-волевую форму, микрокосмом, человека как продукта природы, общества и самого себя, уходящего в своем развитии в бесконечность. Природная основа мысли – бессознательно саморефлектирующая высшая имматериальная (всеобщая) стихия. В качестве  мышления мысль есть  центробежно-центростремительная, материально идеальная, самоидеализирующаяся волевая энергия «я», превращающая  внешнереальное – во внутреннеидеальное, конечное – в бесконечное,  природу – в дух, где первая, при переходе во второй, не перестает оставаться собой, а дух, как снятая природа в качестве мысли есть стихия-смысл, наивысшее состояние материи духа, в действительности неотделимой от знания как и идеальное неразрывно с реальным, идеальностью которого оно является.

Именно поэтому, как нет идеального без реального, мышления без бытия, духа без природы, так и нет в действительности духовно идеального без физически идеального, бесконечности духа – без бесконечности его другого – имматериальной материи, объективной мысли – без ее:

- природно идеальной субстанции-субъекта – макро-микрокосмоса, абстрактным выражением которого является «я»;

- энергологического процесса мышления и

- пространственной идеально-материальной (световой) формы мысли, ее наличного бытия (особенного в сфере самой мысли, идеального), которому предстоит осознать себя и стать в-себе-и-для. Благодаря этому объективно идеальная мысль, снявшая и растворившая в себе пространственно-временной мир, превратив его в духовно-конкретную целостность, сделавшая себя своим предметом и методом, – преобразуется из своей абстракции, реально-логической незавершенности в  идеально-материальную мысль-идею. В ней мыслящий дух соединяет в себе бесконечную шкалу дифференциации духоматерии: от ее  наиплотнейшего до лученосного состояния (материи мысли), где дух (сознание) есть материя, а материя (свет) – мыслящий смысл. Это и есть конкретное идеальное, содержащее в себе реально и идеально свою опознанную имматериальную материю, материально идеальное, без которого объективно идеальное – абстракция, конечное, незавершенное понятие мысли и духа.

Как это возможно? Выхождение духа из природы как в себе сущего духа, своего бессознательного другого и его явление  для себя в виде человека – самосознательного единства бытия и мышления, – есть мысль в качестве мыслящей материи, организованной в самоидеализирующуюся природу. Последняя представляет собой собственно дух, «я», мыслителя мыслящего мысль. Как всеобщее для всеобщего, мысль едина не только с высшей формой эволюции природы – человеком, его мозгом, но и со всеми космически-социальными формами и условиями его общественного бытия, самостановления. «Я», как предельная самоабстракция духа, бессознательно-сознательно и бесконечно соотносящееся с самим собой, может быть абстрагировано от чего угодно, кроме самого себя, в том числе и от своей динамической природной основы, вихревого движения материи различной степени светимости, синтеза космических энергий рефлексом рефлекса которого и предстает для себя чистая мысль, оторвавшаяся от своего бессознательного энергоносителя, не осознающая его в самой себе.

Если мышление не вбирает и не осознает свою стихийную природу как собственную материальную субстанцию, которая, будучи для себя и есть «я», то такая мысль мыслей, даже тогда, когда она объективно-идеальна – субъектива и неистинна, не является идеей – единством природного и духовного, материального и идеального. Эта понятийно недопустимая абстракция чистого «я» как идеального  для идеального, приводит к мысленной утрате (неосознанию) принципом идеализма своей реальной (имматериальной) составляющей и порождению подобных себе своих состояний и форм, вплоть до абсолютного духа. На самом же деле, как сохраняется эмпирически-чувственная реальность пространственно-временного мира, будучи превращенной духом в объективно идеальное, мысль, точно также сохраняется  в умопостигаемом мире материально идеальное, образующее с объективо идеальным завершенное, конкретное понятие мысли.

Поскольку все есть бессознательная и самосознательная материя в виде своих определенных форм, и нематерии нет, то мысль материальна не только с точки зрения ее творца, духа, материально-идеального «я», но и со стороны ее чувственно и сверхчувственно материальных полюсов: ее материально другого – природы, в которой она  существует как бессознательно-объективная мысль и ее пространственной мыслеформы, состоящей из стихийно идеальной материи, в которую магнитно облекается огненная, объективно идеальная мысль, образуя из своей материально идеальной всеобщности,  материи мысли, свое особенное наличное бытие и тем самым – конкретно-единичную мысль. Последняя, как единство объективно идеальной души и материально-светового (или отемненного) тела, и есть идея мысли – триединство материального и идеального.

Поскольку такое логическое – это в-себе-и-для-себя энергетическое, постольку мысль, как объективно-материально идеальное, существует как внутри, так и вовне мыслящего духа. И в этом, конкретном смысле, о ней, как и о вещи, словами Гегеля можно сказать, что мысли, как и «вещи вообще обладают пребывающей, внутренней природой и внешним наличным бытием»22, ибо в проявленном, т.е. материальном мире, различной степени разряженности материи, а другого мира нет, такие определения, как «нематериальное», «сверхчувственное»  –   относительны. Однако, с позиции чистой мысли «следует отбросить мнение, будто истина есть нечто осязаемое. Подобную осязаемость вносят, например, даже еще в платоновские идеи, имеющие бытие в мышлении бога[толкуя их так] ,как будто они существующие вещи, но существующие в некоем другом мире или области, вне которой находится мир действительности, обладающий отличной от этих идей субстанциальностью, реальной только благодаря этому отличию. Платоновская идея есть не что иное, как всеобщее, или, говоря более определенно, понятие предмета»23, чистая мысль – предмет и метод логики, представляющей собой «царство теней, мир простых сущностей, освобожденных от всякой чувственной конкретности»,24 в котором можно двигаться «вперед с помощью понятий без чувственных субстратов» (Гегель).

Если мысль (мышление) – это объективно и материально идеальное, то такая мысль не может двигаться без своего чувственного субстрата, энергии как самоидеализирующегося движения стихийного духа – бессознательно-всеобщего природы (света, огня), находящегося, но не осознающего себя, в логической мысли, как и реальное в идеальном, которое от того, что оно мыслится, не перестает быть. Этот энергосубстрат мысли мыслящего мыслителя, «я», идеализирующего «не-я», бессознательно пронизывает собой все составляющие понятия духа и мысли, энергологическая структура которой состоит из:

- объективно идеального (при фактическом сохранении чувственно реального как в-себе наличного бытия, которое в качестве мыслимого есть для-себя);

- материально-идеального «я» в самом «я» как субъекте, процессе и продукте мышления;

- их идеально-материального триединствав-себе-и-для-себя сущей мысли как огненно-смыслового синтеза всеобщего, особенного и единичного – духовноимматериальная идея мысли, содержащая в себе в сохраняюще снятом виде материю мысли.

Так принцип единства бытия и мышления, объективной мысли в сфере мышления – объективный  идеализм, преодолевается принципом единства бытия и мышления, энергомысли в сфере мыслящего (сознательно-волевого) бытия – материалистический идеализм как логически завершенный объективный идеализм. Единство мыслящего себя бытия (материи в одной из семи степеней ее светимости) как субстанции-субъекта (сознательно-волевой формы абсолюта); мыслимой им объективно-логической мысли и пространственной формы ее стихийно идеального, имматериально наличного бытия – вот истинная мысль (идея мысли) – идеально-материальная (бессознательно и самосознательно огненная, световая ) основа сущего и его научного самосознания – философии материалистического идеализма.

Благодаря осознанию духовно и материально идеальной природы мысли и волевому господству над ней, человек постигает альфу и омегу сущего, становится сознательным сотворцом творца, обретает абсолютный ресурс-самоцель своего бытия. Управляя мыслью, он управляет тем самым неотделимой от нее стихийной материей, мыслью же созидает и разрушает ее чувственно-материальные, пространственно-временные и имматериальные модификации, окружающую среду и самого себя, а потому и несет нравственную ответственность за качество своего мышления, духовную чистоту своей мысли – незримо-реального орудия-оружия. Сознательное осуществление этого принципа жизни и философии, есть переход от бессознательной к сознательной-волевой эволюции человека, превращающего последнюю в свое теоретическое и практическое самосознание, понимающего науку мысли – логику не как «систему чистого разума… царство чистой мысли… изображение бога, каков он в своей вечной сущности до сотворения природы и какого бы то ни было конечного духа»25, а как логику  огненного мышления, управляемого сердечно-волевым разумом, тотальностью духа. Логика огненной мысли изобразит Бога в качестве огненной субстанции-субъекта, дифференцированного в бесконечную Иерархию носителей божественного Пламени, абсолютного духа вечно сотворяющего мир из мысли-света, огненной духоматерии, каковая есть все во всем.

Преодоление принципа философии объективного идеализма осуществляется им самим из самого себя. Для этого этот принцип, природа которого состоит в том, что «основным определением идеального должна быть реальность, а основным определением реальности – идеальность» (Гегель), должен быть проведен через всю систему идеи духа как единства понятия, идеального и его наличного бытия, реального, вплоть до высшего синтеза объективно идеального и материально идеального (имматериального, огненно-светового),  точнее, – потенциально-актуального, вечного и бесконечного началаэлектро-магнитной мысли – продукта эволюции и ее движущей силы. Без этого, указанное заявление в философии не имеет научной ценности, ибо «истинной формой, в которой существует истина, может быть лишь научная система ее»26. Что же касается примеров в области изучения психофизической природы мысли, в частности, фотографирования ее наличного бытия – мыслеформы, то они не могут заменить собой понятие мысли, систематически развивающегося в полноту истины – идею, являющуюся собственным критерием истинности самой себя. В этом и состоит отличие философии от других наук, опытный материал которых мысль переплавляет в понятия – истину эмпирических фактов. Без понятийного способа мышления проникнуть в двуединую природу триединой мысли: материально идеальное и объективно идеальное (физически всеобщее и духовно всеобщее) – невозможно, философски постигнуть понятие (идею) мысли – нечем.

Философия объективного идеализма Гегеля, как исторически высшая форма философской мысли, содержит в себе все необходимые положения для преодоления понятийной незавершенности своего принципа-системы, в том числе и ответ на высказывание Шеллинга, будто «дух вечно остается островом и достигнуть его, отправляясь от материи, можно, какой бы путь мы ни избрали, только прыжком»27. В свете мысли-света, освещающей материальность идеальности духа, «постепенное возвышение материи до духовности»28 совершается не прыжком , а по лучу светоносной материи, которая, бесконечно отражаясь в самой себе, и есть дух-беспредельность, а его мысль – это то, чем и из чего создано все.

Продолжение следует

* Продолжение. См. начало: «Культура здоровой жизни» №2,4 2006; №4 2007; №1,3 2008; №1,2 2009; №1,2,3 2010; №2,4 2011; №1,5 2012; №3,4 2013; №1 2014.

** См.: «Культура здоровой жизни» №4 2014.

 

Примечания

Гегель. Наука логики. Т.1. –М.,1970. –С.221-222,228.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.1. – М., 1975. – С236.

Гегель. Наука логики. Т.3. – М., 1972. –С. 280.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.1. – М., 1975.– С.341.

Там же. – С.230.

Там же. – С.234.

Гегель. Наука логики. Т.1. – М., 1970. – С.224-225.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.1. – М.,1975. – С.111.

Там же. – С.114.

Там же. – С.123.

Там же. – С.112.

Гегель. Работы разных лет. В 2т. Т.2. – М., 1973. – С.92-93.

Гегель. Наука логики. Т.1 – М., 1970. – С.91.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.3. – М., 1977. – С.306.

Гегель. Работы разных лет. В 2 т. Т.2. – М., 1973. – С.90.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.3. – М.,1977. – С.311-312.

Гегель. Философия права. М., 1990. – С.68-70.

Гегель. Философия религии. В 2т. Т.1. – М., 1976. – С.265.

Гегель. Философия религии. В2т. Т.2. – М., 1977. – С.13.

Там же. – С.420.

Гегель. Энциклопедия философских наук. Т.1. – М., 1975. –С.122.

Гегель. Наука логики. Т.1. – М., 1970. – С.103-104.

Там же. – С. 113

Там же. – С. 103

Гегель. Феноменология духа. М., 1959. – С.3.

Шеллинг. Сочинения В2т. Т.1. – М., 1987. – С.310.

Там же.

Культура
здоровой
жизни - 6, 2014
КЗЖ - 4, 2014
КЗЖ - 1, 2014
КЗЖ - 4, 2013
КЗЖ - 3, 2013
КЗЖ - 5, 2012
КЗЖ - 3, 2012
КЗЖ - 1, 2012
КЗЖ - 6, 2011
КЗЖ - 4, 2011
КЗЖ - 2, 2011
КЗЖ - 1, 2011
КЗЖ - 3, 2010
КЗЖ - 2, 2010
КЗЖ - 1, 2010
КЗЖ - 2, 2009
КЗЖ - 1, 2009
КЗЖ - 3, 2008
КЗЖ - 1, 2008
КЗЖ - 4, 2007
КЗЖ - 4, 2006
КЗЖ - 2, 2006