Военное духовенство

1716–2016 гг. – 300 лет со времени введения Воинского устава Петра I, с главой о военных священниках. Известно, что русские священники служили в войсках и намного раньше этого указа, но если говорить об армии Российской Империи, то указ Петра I можно считать и днем рождения военного духовенства имперской армии.

Петр I также регламентировал наличие военных священников в войсках. Он законодательно подтвердил быть священнослужителям при каждом полку и корабле, и с первой четверти назначения священнослужителей к войсковым (воинским) частям (прежде всего, на флот) становятся более регулярными — это обер-иеромонахи флота и обер-полевые священники.

1716 год. – Воинский устав Петра I
Глава двадесять девятая
«О ОБЕР-ПОЛЕВОМ СВЯЩЕННИКЕ».

«Обер-полевой Священник, при Фельдмаршале или командующем Генерале быти должен, который казанье чинит, литургию, установленные молитвы и прочие священнические должности отправляет.
Оный имеет управление над всеми полевыми Священниками, дабы со всякою ревностию и благочинием своё звание исполняли, которые долженствуют почасту у оного быть, дабы ведать могли, что оным повелено будет чинить. Такожде в сумнительных делах имеют от него изъяснение получать. Буде чрезвычайное какое моление, или торжественный благодарный молебен при войске имеет отправлен быть, то долженствует он прочим полковым священникам по указу командующего Генерала приказать: како при каждом полку оные отправлять. Когда ссоры и несогласии между полковыми священниками произойдут, тогда должен он оных помирить и наставлять их к доброму житью; пачеже сам он в достоинстве чина своего учен, осмотрителен, прилежен, трезв и доброго жития должен быть, дабы он ни в чём собою к соблазну другим случая не подал, чтоб об о его чину с поруганием и соблазном не рассуждали».

ПЯТИБОКОВ И ДРУГИЕ

Тем, кто никогда не читал о военном духовенстве, сразу же следует отбросить представление о войсковом священнике как о «штабном» или тыловике. Благословляющий солдат перед атакой, перевязывающий раненых, причащающий умирающих, идущий в первых рядах во время штурма – таким его запомнили современники.

1790 год – штурм Измаила.

«Везувий пламень изрыгает,
Столп огненный во тьме стоит…»

Так воспел эту битву Державин. Сама мысль о возможности взятия Измаила в ту пору считалась безумной. Даже Суворов говорил, что на такое можно пускаться раз в жизни, а Екатерина II писала, что не знает подобного штурма и по летописям. И, все же -

«Пал Измаил…
Взлелеянный веками великан,
Что вырвал с корнем грозный ураган…» –
Писал Байрон.

«Ураган» - хороший комплимент русской армии, но справедливо будет напомнить: в этом «урагане» были и войсковые батюшки – да в первых рядах. Один из них – Трофим Куцинский, служащий в Приморском гренадерском полку. Когда отец Трофим увидел, что в Полоцком полку убит командир и солдаты дрогнули, он, встав перед ними, поднял крест, закричав: «Стой ребята! Вот ваш командир!» - и повел солдат на приступ. За этот подвиг, отец Трофим, первый из военных священников получил наперсный крест на Георгиевской ленте.

Отечественная война 1812 года. В рядах сражающихся с армией Наполеона и протоиерей кавалергардского полка Михаил Гратинский, был батюшка и на Бородинском поле. Но вот русская армия покидает Москву,  французы уже в городе – хоть и временно, но горькие это были дни. Отец Михаил остался в столице – но, чем же он занят? Служит, как и прежде. Только теперь, в присутствии врагов, ежедневно принародно возносит молитву к Богу, прося поражения для французов и победы для русского оружия. Оккупанты вновь и вновь избивают отца Михаила. Верующие христиане среди французов не могут сдержать слез, глядя на мучения священника. Но каждый новый день отец Михаил начинает все с той же молитвы. За веру и мужество Михаил Гратинский был награжден российским императором и на время войны удостоен чести быть духовником Государя. 

11 марта 1854 года (это была Крымская кампания) Могилевский пехотный полк устремился в атаку. В первых рядах был полковой священник Иоанн Матвеевич Пятибоков. Бросившись в атаку, он воззвал к солдатам: «С нами Бог! И расточаться врази Его! Родимые, не посрамим себя! Сослужим службу во славу святой Веры, в честь Государя, и на утешение нашей матушке России! Ура!!! За мной ребята!». Пятибоков оказался одним из первых, кто взобрался на укрепления врага и оттуда, под градом пуль, осенял святым Крестом все стороны света. Все же, пули-дуры и картечь врага достали отца Иоанна Пятибокова – он получил две контузии в грудь, осколки раскололи и погнули его наперсный крест. Император Николай I пожаловал отцу Иоанну Пятибокову орден Св. Георгия 4 степени.  А много лет спустя, в 1872 году, отец Иоанн был вызван в С-Петербург на 100-летний юбилей ордена Св. Георгия Победоносца. На торжественном собрании отец Иоанн был представлен Государю Александру Николаевичу. Государь, словно не зная истории священника, милостиво спросил отца Иоанна: «А за что Пятибоков получил ты Георгия – расскажи мне подробно». Пятибоков, думая, что Государь и вправду не знает этой истории, стал, как мог, докладывать Царю о своем былом подвиге. «А теперь – сказал Государь выслушав его историю – пойдем ко мне в кабинет, я тебе кое-что покажу». В кабинете у Государя, отец Иоанн увидел свою поврежденную пулями епитрахиль и раздробленный картечью крест – Государь хранил их как драгоценные реликвии. Сердце старика-героя получило достойную награду.

Нередко, перед русской армией вставали задачи столь дерзновенные и, казалось, неосуществимые, что выполнять их призывали добровольцев – самых опытных солдат, егерей, казаков. Были в этом «спецназе» и священники – тоже, разумеется, добровольцы. И не только духовной поддержкой, но и находчивостью, военной смекалкой служили батюшки армии. Как тут не вспомнить слова Иоанна Златоуста: «Хитрость благовременная и сделанная с добрым намерением приносит такую пользу, что многие часто подвергались наказаниям за то, что не воспользовались ею. И примеры из древности более прославляют походы хитрости, чем открытой силы». И вот, иллюстрация этих слов. 15 августа 1914 года полковой священник отец Парфений Холодный был с отрядом, охранявшим санитарный обоз Пражского полка. Среди его спутников были врач Шихнели и подпоручик Мордвинов. По каким-то причинам, обоз отстал от полка и попал под артобстрел. Один снаряд угодил точно под экипаж отца Парфения, - но Бог хранил своего слугу – снаряд не разорвался. Вскоре настала ночь, отряд расположился на ночлег, а утром поехали искать свой полк. Однако, наших воинов ждал неприятный сюрприз – засада из 23 австрийских солдат и офицеров. Вот здесь-то и проявились мужество и находчивость отца Парфения. Он выступил вперед с иконой Нерукотворного Спаса, и обратился к австрийцам с проникновенной речью. К счастью, среди них нашлись знавшие русский язык, и сумевшие перевести слова священника. Речь же священника, вкратце сводилась к следующему. Отец Парфений предложил не проливать кровь, мотивируя это мнимым присутствием большого количества русских солдат, которые якобы находились тут же. Речь возымела действие и австрийцы разрядив оружие, сложили его в указанном месте. Шихнели и Мордвинов тем временем бросились разыскивать полк, ибо длительное отсутствие обещанного отцом Парфением многочисленного войска могло изменить ситуацию. Своих удалось найти быстро и приключение кончилось благополучно.

1915 год. Война с Германией. Полковой священник отец Михаил Семенов направляется в штаб 5-го Финляндского стрелкового полка. Вот и помещение штаба, отец Михаил открывает дверь… Немая сцена: застывшие в ужасе офицеры, а посередине комнаты – неразорвавшаяся немецкая бомба. Но, отец Михаил не растерялся: нежно, по-отечески, обхватил он готовую взорваться бомбу и аккуратно вынеся из штаба, отнес к реке, где и утопил.

1 сентября 1914 года в 11 часов ночи обоз 2-го разряда бригады лейб-гвардии кирасир его и ее императорских величеств, находившийся близ города Мариамполь, внезапно был застигнут немцами. Было получено донесение, что неприятель на автомобилях с пулеметами и пушками находится вблизи на шоссе. Не надеясь отразить врага своими силами, многие из воинов обратились с молением о помощи к Державной Заступнице, крепкой в бранях помощнице. И что же? Матерь Божья услышала их молитву. Воины увидели на небе необыкновенно яркую звезду, из которой постепенно образовалось сияние из маленьких звезд и чудесный образ Богоматери с Предвечным Младенцем, причем Божья Матерь рукой указывала на запад. Около получаса продолжалось это видение, потом на его месте воссияла такая же яркая звезда. Богородица отвела неприятеля от обоза, и он благополучно проследовал дальше. Об этом случае поведал полковой священник Стратонович, служивший в этой части.

А вот какое сообщение пришло в свое время с турецкого фронта. Корреспондент «Вестника военного и морского духовенства» подготовил его

На основе свидетельств десятков пленных. Турки после каждого разгрома нашими войсками их армии утверждали, что им не одолеть Россию. Часто, имея сильные укрепления на горных позициях, они не могли удержать их, говоря, что русские их околдовали. Часто им видится на позициях фигура таинственной женщины с грудным ребенком на руках, которая мешает целится. По заверениям пленных, фигура женщины прозрачна. Своим видом кротости и печали на лице она наводит какой-то непонятный ужас на турок.

Один из этих офицеров рассказал, что во время одного из боев появились сведения о каком-то таинственном видении женщины с младенцем, которая ходила перед турецкими окопами, оставляя за собой туманный след, заслонявший наступающие русские войска. Рассказывающий офицер уверял, что вначале не поверил этому. Но на другой день он своими глазами увидел фигуру женщины и почувствовал какую-то непонятную тоску на сердце. «Образ женщины смотрел на наши окопы, - продолжал офицер – и как бы плыл по ним. Не знаю почему, но я почувствовал, что теряю зрение на левый глаз. Мои соседи тоже видели эту таинственную фигуру и беспорядочно стреляли вперед без всякого прицела. Нас выбили из наших укреплений, и мы сами удивляемся до сего времени, как отдали русским свои неприступные позиции. Виновата эта женщина с ребенком, она нам мешала» - закончил свой рассказ пленный офицер.

«1914 год, мы стояли в Лодзи – рассказывает полковой священник Петр Молчанов – был приказ задержать немцев. Пушек и снарядов было вдоволь. Но немцы собрали огромную силу и, бросив ее в атаку, окружили нас. Прекратился подвоз провизии. Но наши не унывали, офицеры подавали пример мужества солдатам. Тогда немцы, избрав тактику – покончить с нами одним сильным ударом – атаковали. Но, пушки у нас были превосходные и артиллеристы не жалея снарядов порядком-таки крошили немчуру. Но вдруг в нашей батарее, занимавшей главное место, одна из пушек отказала. Вестовой за вестовым – просят усилить огонь. Командир кричит: «50 рублей тому, кто починит пушку!» И ничего! Пушка не действует. Немцы на подходе. И тут, молодой поручик падает на колени и, глядя в небо, молится Николаю Чудотворцу: «Святитель Христов помоги нам выручи из беды!» Помолившись, он подошел к пушке и… закричал: «Смотрите! В затворе!».

Его сразу обступили артиллеристы. Небольшой винт заклинил затвор, но его почему-то никто не заметил. А тут, словно пелена с глаз упала. Быстро починили пушку – ох и досталось же немцам».

Сергей Коршунов